Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: серия о голубом терьере (список заголовков)
20:59 

Завершающее о Жюле

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Все хорошее, как и все плохое в жизни заканчивается. Как я (и надеюсь вы) не буду скучать о Жюле, но ...) Пора заканчивать.
Итак, завершительная часть чуда.

Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.


ТЕРМОМЕТР

Вчера наша семья открывала купальный сезон. Пробовали воду. Первым подошёл к морю Тынис. Окунул в море палец.
- Ну, как вода? - спрашиваю.- Будем купаться? - А сам уже всеми лапами в воде...
- Вода прохладная,- говорит Тынис.- Не знаю, что делать?
- Пусть Жюль первым искупается,- предлагает Эстер.- Он у нас вместо термометра будет.
- Жюль, иди купайся,- сказал неуверенно Тынис.- Только быстро, туда и обратно.
- Я мигом!
Сплавал туда и обратно. Улёгся на песочке, обсыхаю. Благодать!
- Ну, как вода? - интересуется Тынис.
- Вода хорошая,- говорю.- Не бойся, заходи смело. Не простудишься.
Тынис раздевается и в воду! За ним и Эстер... Я на берегу - вещи охраняю. Лежу. Думаю. "Первый раз,- думаю,- я вместо термометра купался, а теперь хорошо бы вместо себя искупаться!"

И НИКАКИХ ЗАБОТ...

С Тынисом гулять интересно. По дороге и на почту зайдём, и в магазин заглянем, и знакомых проведаем.
Проведали Чаку.
Попугай Чака где хочет, там и живёт. Вчера жил на пианино, а сегодня приходим - Чака на телевизоре устроился. Сидит, не шевелится. Я его сначала за статуэтку принял... Хозяйка говорит, что он может так целый день просидеть, спокойная птица.
- А вот наш Жюль,- сожалеет Тынис,- так не умеет. Минуты не усидит на месте.
- Это хорошо, что у нас не собака, а попугай,- говорит хозяйка,- гулять не надо, бороду мыть не надо, забот никаких...
- Да, хорошо,- почему-то соглашается Тынис.
- Хорошо! Хорошо! - подтверждает Чака хриплым голосом. А на улице Тынис вдруг говорит:
- Заведём и мы попугая.
- А как же я? - спрашиваю.
- Тебе, Жюль, веселей будет вдвоём.
- Вдвоём всегда веселей! - обрадовался я.- И забот никаких!
Идём как-то с Эстер мимо кинотеатра. Гляжу, открывается дверь и появляется - кто бы вы думали? - Твиги со своими хозяевами.
- Здравствуй, Твиги! Ты, никак, в кино была?
- Была.
- Ну и что там показывали?
- Очередь.
- Что за очередь? - удивился я.
- В окошечко... Длинная очередь.
- А что ещё показывали?
- Ничего больше не показывали. Купили билеты, и всё...
- И всё? - не поверил я.
- Нет, не всё,- сказала Твиги грустным голосом.- Мои хозяева вечером в кино пойдут. А мне опять одной дома сидеть.
Тибетский терьер Рома не любит причёсываться, капризничает. Рычит, чуть ли не кусается.
- Ты чего, Рома? - спрашиваю.
- Сопротивляюсь.
- Вон посмотри,- говорю,- чау-чау расчёсывают... Стоит как вкопанный, ему даже нравится.
- А мне не нравится, когда меня щёткой чешут,- возражает Рома

- И мне не нравится,- говорю. - Зачем тогда соглашаешься? - удивляется терьер.
- Я пробовал возражать, не помогает; надо, говорят.
- У тебя слабый характер,- фыркает Рома.
- Рома! - зовёт хозяйка.- Иди сюда! Будем причёсываться.
- Уберри щётку!- сопротивляется Рома.- Уберри! Уберри!
- Не вертись! - сердится хозяйка.- Ну что за характер!
- Уберрри щётку! - сопротивляется Рома.- Уберрри! Уберрри!
- Не вертись! - командует хозяйка и чешет Ромины уши.


ИГРА В ПРЯТКИ

У дворняги Руди есть своя собственная дача. Эта дача конурой называется... Заходил к нему в гости. Ничего дача, просторная. Правда, света маловато, окон нет. Дверей тоже нет. Одна на всё дыра - и дверь, и окно... Лежишь и смотришь, что снаружи делается, а тебя никто не видит.
- Руди! - зовёт хозяйка.
Руди захочет - выйдет, не захочет - затаится в конуре.
- Руди,- говорю,- тебя зовут. Руди высунул голову.
- Слышу... Я спрятался.
- Зря,- говорю,- всё равно все знают, где ты прячешься.
- Про меня, может быть, и знают, а про Тойво - нет. Он в моём доме шит.
- Тойво! - зовёт хозяйка своего маленького сына.
- Пожалуй, надо выходить,- говорит Руди и вылезает из конуры,- обедать зовут.
- Обедать звали не тебя,- говорю,- а Тойво.
- Это всё равно. Мы все вместе обедаем.
- Тойво! - снова зовёт хозяйка...- Руди, где Тойво? Ищи!
- Придётся будить мальчишку,- ворчит Руди,- есть хочется,- и засовывает морду в будку.- Эй, Тойво, выходи! - гавкает Руди.- Обедать зовут.

СИЛА ПРИВЫЧКИ

Я без воды скучаю, хотя и живём мы возле старого порта. Гуляю однажды во дворе, травку нюхаю, корешки выкапываю. Вдруг повеяло так хорошо чем-то солёным: то ли рыбой, то ли морем... Поводил носом - откуда ветер дует? Смотрю, паренёк мимо шагает. Увязался за ним. Куда только Тынис смотрел? Бегу за пареньком, бегу и бегу. Он меня не прогоняет, я доволен. Он на берег, и я на берег. Он на трап, и я за ним. Слышу, моряки кричат: "Вася пассажира мохнатенького привёл!" Мохнатенького так мохнатенького. Чего люди не придумают.
Как раз у них обед. Накормили меня всем варёным, чего дома есть не полагается. Дома меня всем сырым кормят - для здоровья. "Ну,- думаю,- один раз куда ни шло, ничего со мной не случится..."
- Ну и аппетит у тебя! - удивляются моряки.
- У меня в гостях всегда аппетит хороший,- говорю.
- Пойдёшь, старина, с нами в Швецию? - спрашивают.
- В Швецию? Я бы пошёл, да не знаю, что Тынис скажет. Пробыл я на корабле целый день, пока не попался на глаза капитану.
- Это что ещё за существо? Кто привёл?!
- Я не существо, я собака...
- У этой собаки,- говорит капитан,- наверняка хозяин есть, не подумали?
Вася стоит и не оправдывается... Осмотрел капитан мой ошейник. А Тынис, после моего первого побега, адрес на ошейнике написал, и телефон, и моё имя.
- Ну-ка пойдём, братец Жюль, позвоним твоим родителям. Оглянуться не успел, как Тынис уже здесь - собственной персоной. Тынис всю дорогу молчал, молчал и я, плёлся рядом, и всё. А дома мы с Тынисом поговорили.
- За тобой, Жюль, глаз да глаз нужен, и никакого тебе доверия.
- Виноват,- говорю.
- Что за дурная привычка - убегать? - спрашивает.
- Натура такая,- отвечаю.
Мы с Тынисом хорошо понимаем друг друга.
- Два раза ты сбежал,- говорит,- третьего не миновать.
- Тьфу! Тьфу! - сказал я и постучал лапой по дереву.
ооооо Руди был собака как собака. Слонялся целый день из угла в угол по двору, а когда хотел, и за ворота выходил. Его можно было и далеко от дома встретить в какой-нибудь собачьей компании... Но куда бы ни забредал Руди, всё равно домой в назначенный час возвращался. Точно к обеду. Будто у Руди часы на лапе. И вот встречаю Руди, а он весь перемазан чем-то непонятным...
- Руди, ты где так извозился?
- Мы,- говорит,- ремонт дома делаем. Потолки и двери красим.
- Как же ты теперь отмоешься?
- Не знаю.
- Ты,- говорю,- похож на зебру, сбежавшую из зоопарка.
- Нехорошо сбегать,- отвечает Руди,- её теперь ищут.
- Кого ищут?..
- Да зебру, про которую ты говоришь.
- Никуда она не сбежала! Просто ты похож на зебру, сбежавшую из зоопарка.
- Вот видишь, всё-таки сбежала...
- Ты, Руди, всё путаешь. Зебра сидит в зоопарке, вся полосатая, а ты на неё похож.
- А эта зебра хорошая? - спрашивает Руди.
- Хорошая.
- Ну, тогда ничего, что похож.

ДЕТСКОЕ ПЕЧЕНЬЕ

Бегу по дорожке парка среди малышни. Здороваюсь с каждым, хвостом виляю... Малышня меня не боится. Кто по голове погладит, кто по спине... А знакомый Матвей за хвост тянет. Я не обиделся. Лизнул Матвея в щёку, он хохочет, заливается...
- Ну, я пойду...- говорю Матвею.- Мне Тыниса догонять надо.
- Ой, хвостик убежал,- слышу я вдогонку.
- Это не хвостик, это я убежал. Куда я - туда и хвостик.
- Хвостик, не убегай,- кричит сквозь слезы Матвей.
- Я и рад не убегать, да Тыниса догонять надо.
Бегу дальше. Навстречу мальчонка топает. Он совсем недавно ходить начал, того и гляди, шлёпнется... Обошёл я его со всех сторон. Смотрю, у него в руке печенье виднеется. Уткнулся носом, нюхаю. Вкусно пахнет... Мальчонка открыл ладошку, я печенье и слизнул. А он смотрит на ладошку и не понимает, куда печенье делось. Наклонился, в пасть заглядывает...
Тынис выговаривает:
- Зачем печенье съел? Это,- говорит,- детское печенье.
- А ты мне вчера какое печенье давал? - спрашиваю.

СВОЯ ТЕРРИТОРИЯ

Овчарка Олимп привязана к дому железной цепью. Ходит Олимп взад-вперёд, будто чем-то озабочен, будто задачу какую решает, а решить не может.
- Олимп,- говорю,- что там думать! Выходи, пойдём на море.
- Не могу,- отвечает,- я на работе.
- А что у тебя за работа? - спрашиваю.
- Я никого к дому не подпускаю.
- А зачем нужна твоя работа, если вокруг забор высоченный поставлен?
- А это,- отвечает,- чтобы никто не заходил на мою территорию.
- Пойдём,- говорю,- на мою территорию - в море искупаемся...
- Нет, не могу, я дом стерегу.

КТО КАК КУПАЕТСЯ

Водолаз Цезарь на посту стоит, вернее, лежит и не купается. У него на боку сумка с красным крестом, как у санитара.
Лежит, значит, Цезарь на песке, будто загорает. А на самом деле на воду поглядывает. Вдруг кому-нибудь помощь понадобится!
- Цезарь,- спрашиваю,- ты меня спасать будешь, если я тонуть начну?
- Отчего же, могу и тебя спасти... Только ты лучше не заплывай далеко.
- Ты настоящий друг,- обрадовался я.- Я тебя тоже спасу, если надо будет.
- Спасибо.
- А тебе, Цезарь, не жарко?
- Жарко.
- Шёл бы купаться или хотя бы лапы обмакнул... Вон, посмотри: пекинес водные процедуры принимает, в хозяйских ладонях барахтается...
Только лапы вверх торчат... И спаниель Макс из воды вышел, ему теперь уши отжимают... Один ты не купаешься.
- И что за народ пошёл! - рассуждает Цезарь.- Одну в ладонях окунают, другому уши отжимают! Никогда бы не согласился... Несамостоятельный народ. Утонут, того гляди. Надо в оба смотреть. А ты говоришь - купаться.

У КОГО КАКОЕ ЗДОРОВЬЕ

Маленький Йкко похож на болонку и на бегающую гусеницу. На гусеницу похож больше. Так его остригли, ни одной волосинки на теле не оставили.
Бежит Икко по берегу моря у самой воды, бежит-поспешает за своей хозяйкой, маленькой старушкой... Третий раз мимо нас пробегает. Лизнёт море на ходу и дальше, язык набок...
Тынис говорит, что они занимаются бегом для здоровья. А какое здоровье, если Икко уже еле лапами шевелит?.. Но Икко преданная собака, не оставляет свою хозяйку. Мало ли что может случиться!..
А мои хозяева сидят загорают и меня от себя не отпускают. Никуда не бегут. Видно, у них здоровья этого и так много.

ВСЁ ЗОЛОТО - НАШЕ!

Мои хозяева Эстер и Тынис очень любят бывать на собачьих выставках. Ни одну не пропускают. И меня с собой тянут. А что это значит, ты не хуже меня знаешь.
Если выставка, надо приготовиться к самому неинтересному: обязательно стричь будут. Сначала усаживают в ванну, моют всякими шампунями. Шерсть становится пушистой и блестит на солнце. Ну и хорошо бы... Нет, это ещё не всё. Берут в руки ножницы и начинают кромсать со всех сторон. Стригут часа три, а то и четыре. Стою на столе и думаю: "Как бы чего лишнего не отхватили!" За хвост опасаюсь и за уши особенно. А они стригут и приговаривают: "Жюль - очень хорошая собака! Жюль - очень красивая собака!.." А я стою и думаю: скоро ли эта процедура закончится? И зачем надо меня без конца водить на выставку?! Ну сходили один раз, получили жёлтую медальку, и хватит... Нет, не унимаются. Скоро уже эти железяки негде будет вешать.
Вот опять плетусь на выставку, а рядом родственницы - Твиги и Юка - вышагивают... От меня аромат исходит, и железяки до земли свисают и бряцают громче оркестра на стадионе. Иду под собственную музыку и внимание всех собак привлекаю...
А Твиги с Юкой всё интересно, всё в первый раз.
И надо сказать, на этой выставке было замечательно!
Заиграла музыка. И на стадион вышли две белые лошади. На их спинах сидели охотники в красивых одеждах, а рядом с лошадьми шли русские борзые, целая стая. Люди на лошадях протрубили в рог, и парад начался. Охотники с борзыми двинулись по кругу, а за ними замаршировали доги пятнистые и доги без пятен. Следом - сенбернары головастые, водолазы мохнатые, доберманы шоколадные, боксеры мускулистые, красавцы афганы, бульдоги мордастые и эрдели рыжие, с ними Ресси и Руту...
Дальше прочая собачья братия ростом поменьше: пудели вертлявые, чау-чау задумчивые, на тоненьких ножках болонки белобрысые, пекинесы и хины круглолицые пыль поднимают... Очень красивое зрелище!
Потом всех собак развели по разным углам. Долго смотрели-рассматривали, меряли линейкой, даже в пасть заглядывали. А когда это всё надоело, дали каждой собаке по железяке. Мы тоже с родственницами получили, виги и Юка - маленькие, и я - большую. "Вы у нас - золотые",- сказали наши хозяева.
А Ресси и Руту золотые медали не получили, им дали - серебряные, думаю: им золотых не хватило. А не хватило им потому, что мы с родoвенницами всё золото забрали.


@музыка: Gotye feat. Kimbra – Somebody That I Used To Know

@темы: Любимые рассказы, Серия о Голубом терьере

21:55 

Вновь о нём.

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.

КАК В СКАЗКЕ

- Жюль, у тебя есть братья? - вдруг почему-то спрашивает Ресси.
- Есть,- отвечаю.
- А это не твой брат?
- Где? Покажи! - обрадовался я.
- Вон там... На длинных ногах, весь рыжий...
- Ресси, что с тобой? Ты не можешь отличить обыкновенного эрделя от меня.
- Извини,- говорит Ресси,- но разница только в ногах... Я подумала, что это совсем ты, только подрос немножко.
- Таким длинным я никогда не буду.
- Очень жаль,- пропела Ресси,- ты меня огорчил.
Чем это я её огорчил, думаю. Рост как рост. Средний...
Тем временем эрдель на своих ходульках прямиком к нам спешит.
- Кто такие, как поживаете? - затарахтел незнакомец. Потом повернулся к Ресси: - Тебя я угадал - ты нашей породы... А тебя (это он мне), тебя никогда не видел...
- А я...- хотел сказать я, но долговязый эрдель не дал слова вставить.
- Ты откуда такой взялся? - спрашивает. Это он меня спрашивает.
- Он от мамы взялся,- успела вставить Ресси.
- А ты откуда знаешь? Это он тебе сказал? Такого не бывает,- тарахтел долговязый.
- Значит, бывает - вот он я! - Наконец и я успел слово сказать.
- Нет, здесь что-то не так... Такое в первый раз вижу!
- Вот,- говорю,- и смотри...
- Что ж, по-твоему, кроме рыжего цвета, ничего не бывает? - спрашиваю.
- Бывает-бывает... всякое бывает, а голубые собаки только в сказках.
- Считай, что тебе повезло,- говорю.
- Нет, ты не настоящий! - бурчит пришелец.
- Как так - не настоящий?! - встрепенулась Ресси.- Он и бегать умеет и лаять... Правда, Жюль?
- Прав-да, прав-да! - сказал я сердито.
- Молчу, молчу! - протарахтел эрдель, убегая. То-то! Говори-говори, да не заговаривайся.

УРА! Я НЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ!

Очень нелегко жить на свете, если ты ни на кого не похож. Разве всем объяснишь, что ты похож на самого себя, и всё...
Собаки подозрительно смотрят. Подходят близко, как будто своим глазам не верят. Принюхиваются, будто ты цветок на клумбе...
А чего только не наслушаешься!
Доберман Ульф прискакал: "Ты зачем бороду копишь? - спрашивает.- Почему не стрижёшься, а?.." За ним белобрысый шпиц явился: "Скажи, пожалуйста, ты почему такой голубой?.. Может, тебя после мытья в синьке споласкивают?
Разве всем объяснишь, что таким я родился.
- Ну вот, Жюль,- говорит Эстер,- наконец-то! Приехали твои родственники, вернее, родственницы.
- Кто такие? - спрашиваю.
- Будут у тебя новые подружки - Твйги и Юка.
Ура! В нашем полку прибыло... То ни одной собаки моей породы, а то сразу две в городе появились.
- Очень приятная новость,- говорю.- Пошли к ним!

- Я тебя с ними скоро познакомлю,- обещает Эстер.
Мне бы только увидеть их, а познакомиться я и сам сумею.
- Жюль,- говорит Эстер,- не скучай, я скоро приду. И уходит. А я жду, жду.
- Подожди, Жюль, скоро гулять пойдём,- обещает Тынис. И не идёт.
А я жду, жду.
- Жюль, скоро лето,- говорит Эстер.- Будем ходить на море и в лес.
- Я не против,- говорю.- Поскорее бы лето настало.
А лета всё нет и нет.
Выходит, что когда говорят "скоро", значит, надо ждать.
Вот и теперь Эстер сказала: "Скоро я тебя познакомлю с Твиги и Юкой". Запасаюсь терпением. Жду. Потому что неизвестно, когда это скоро произойдёт. Может, завтра, а может, и не завтра...
Так лежу, размышляю и жду, когда какое-нибудь скоро совершится.
- Жюль! - вдруг позвал Тынис.- Гулять!
- Что - уже?! - спрашиваю.- А я думал - скоро.

ЗНАКОМСТВО С РОДСТВЕННИЦАМИ

В нашем дворе собак не счесть. И взрослые собаки и собачата проживают. Большие собаки и мелюзга разная... почему-то тихо гуляют. Не слышно, не видно. Поиграть не с кем.
И вот, смотрю, появились две новенькие собаки. Совсем щенки... Подбежал поближе... Что-то знакомое... Где-то я уже видел этих собак... А где? Не могу вспомнить.
- Жюль,- говорит мой хозяин,- ты был точно таким в детстве.
- Неужели? - удивился я.
- Ты очень похож на Юку и Твиги- объясняет Тынис.
- Не может быть! - говорю.- Девочкой я никогда не был. Подошёл к родственницам, вильнул хвостом.
- Много слышал о вас, рад видеть!
Твиги и Юка дружно завиляли хвостами. Осмотрели меня со всех сторон.
- Рада видеть! - сказала Юка.
- Рада видеть! - сказала Твиги.
- Играть умеешь? - спросили в один голос родственницы.
- А как же! - отвечаю.- Ещё не разучился.
- Тогда бежим!
Вот это собаки! Сразу видно - наша порода!
У меня хорошая память, когда из дома на прогулку иду. Ноги сами бегут, будто дорогу знают. Могу все дворы с закрытыми глазами обежать. И Тынис говорит, что у меня память хорошая.
Весело бежать, когда из дома на прогулку... Я впереди - хозяева сзади. А вот когда назад надо идти, с памятью всегда хуже... Хозяева впереди - я сзади.
- Что с тобой? - спрашивает Тынис.- Ты что, дорогу домой забыл?
Заставляю ноги идти - не идут... С кем такого не бывало... Это, может, всё оттого, что домой возвращаться не хочется.

СТРАННАЯ ЭСТЕР

Всё мне понятно, одного никак не пойму: собирается Эстер уходить, встанет у стены и смотрит на неё. Долго-долго... Я тоже смотрю, ничего не вижу... А она стоит, руками размахивает, туда-сюда поворачивается, за голову хватается, гребёнкой по голове водит... И почему надо для этого в углу стоять?!
- Чего ты там cтоишь говорю.- Выходи на серединуиграем.
- Иди сюда, Жюль,- зовёт Эстер,- посмотри в зеркало.- Берёт меня на руки и показывает на стену.
- Ну,- говорю,- вижу: висит, блестит, ничем не пахнет...
- Кто там, Жюль? Что за собака, а?
- Где? - спрашиваю.
- Там, Жюль, там!.. Что ты вертишься?! Да здесь же, здесь!
- Где? - спрашиваю.- Здесь или там?
Вмешивается Тынис:
- Да что ты хочешь от собаки?
- Действительно, что? - спрашиваю.
- Зеркало,- говорит Тынис,- придумано для людей. Жюль себя в зеркале не видит.
Какой всё-таки Тынис умный, всё знает! Одно ему, как и мне, непонятно: почему Эстер так долго в углу стоит?

На дворе весна. Травка зеленеет, птички распевают...
Собак не узнать. Похудели. Наверно, оттого, что их подстригли. Только водолаз Цезарь и доберман Ульф какими были, такими и остались. Одного вообще никогда не стригут, а другой гладкошёрстный - всегда стройный ходит.
Все собаки как травоеды какие-нибудь... Пасутся на лужайках, травку пощипывают.
Любопытная Юка спрашивает:
- Скажи, Жюль, что ты в траве ищешь?
- Витамины.
- А как они выглядят?
- Зелёные, тонкие и длинные...
- Дай попробовать.
- Пожалуйста, здесь их сколько хочешь растёт. Они осокой называются.
- Ой,- говорит Юка,- я эти витамины уже пробовала... Я эти витамины вчера целый день ела, пока не надоело, даже невкусно стало...
- Зато полезно,- говорю. - Скажи, Жюль, разве так может быть, чтобы невкусное полезным было?
- А ты много съела?
- Много, очень много,- признаётся Юка.
- Если живот не болит, значит, полезно.

КАК СТАТЬ КРАСИВОЙ

Сегодня мы ходили стричь Твиги. Твиги ещё никогда не стригли. Не собака, а шуба на ножках... А не стригли потому, что её хозяева не знали, какую надо делать причёску.
Долго стригли Твиги. Сперва Тынис стриг, а потом Эстер; только свист стоит - джик-джик, джик-джик...
Я даже вздремнуть успел.
Просыпаюсь и вижу: шерсть по всей комнате валяется. И даже в нос набилась... Я расчихался, остановиться не могу.
- Жюль, ты не простудился? - интересуется Эстер.
- Нет,- говорю.- Пошли гулять!
Наконец перестали стричь, разглядывают свою работу... А Твиги стала похожа на облетевший одуванчик. Ничего не осталось.
- Твиги, тебе не холодно? - спрашиваю.
- Нет,- говорит,- ничего... Главное, чтобы красиво было!
Моя родственница Юка никогда не видела море. Не успела. Юка приехала в наш город, когда был снег и зима.
И вот мы вместе с Юкой и нашими хозяевами поехали к морю. Приезжаем, а моря нет. Затвердело. Блестит и не шевелится. И по нему ходить можно. Только трудно. Лапы расползаются. А если разбежишься - не остановишься...
- Юка, как ты думаешь, где море?
- Не знаю.
- Здесь оно, под тобой.
Понюхала Юка лёд и ничего не сказала.
- Нравится тебе море? - спрашиваю.
- Не знаю... Очень оно скользкое... - Погоди,- говорю,- скоро оно будет мокрое!
- Что ж хорошего,- удивляется Юка,- если море мокрое? Я не люблю, когда лапы намокают.
- Ничего,- говорю,- полюбишь. Станет жарко, сама в море попросишься.
И как объяснить собаке, если она не знает, о чём спорит, а спорит? Доживём до лета - там видно будет.


@музыка: Агата Кристи

@темы: я, Серия о Голубом терьере, Любимые рассказы

21:59 

Жюль..)

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.




ОСТАНОВКА "КОШКА"

- Жюль,- предупреждает Эстер,- у меня сегодня мало времени, так то гулять будем недолго.- И отпускает меня с поводка.- Очень прошу: не уегай далеко.
- Не убегу,- говорю,- не убегу...
А сам бегу, потому что времени мало. Надо везде побывать. Оглядваюсь, не потерялась ли моя хозяйка?.. И дальше... Эстер поспешает сзади.
- Жюль! Не убегай!
- Да куда я от тебя денусь? - говорю.- Здесь я, здесь.- И дальше... Быстро гуляем.
И вдруг, как назло,- кошка! Встал. Стою. Смотрю на кошку, кошка смотрит на меня.
- Долго будешь так стоять? - спрашиваю.- Убегай! Убегай, тебе говорят!
Стоит. Напыжилась и ни с места... Эстер догнала меня.
- Жюль! Нельзя!

- Сам знаю, что нельзя...
Только зачем она на дороге стоит?
- Жюль! Я ушла.
А кошка стоит, и я стою.
- Жюль! - зовёт Эстер.- Пора домой!
- Уже домой?! Я же ничего не успел...
Надо же, из-за этой кошки столько времени потерял!

КАК ТЫНИС ПОТЕРЯЛСЯ

Пошли с Тынисом в магазин за покупками. Пришли.
- Я тебя, Жюль, в магазин не возьму, народу много,- говорит Тынис,- сиди здесь. Я скоро вернусь.
Сижу у входа, жду Тыниса. Сижу и размышляю о человеческой несправедливости. Это называется, вместе пошли в магазин! Он там, а я здесь... Все глазеют на меня, деваться некуда, как в зоопарке. Мне надоело... А что, думаю, если Тынис там заблудился и теперь не знает, как выйти?.. Подал голос, чтобы Тынис услышал... А Тыниса всё нет. Надо выручать хозяина!
Нырнул в магазин. Народу - тьма! Обегал весь первый этаж, нет Тыниса... Спросить некого. Все торопятся куда-то. Ничего, я и сам найду. Лишь бы на лапу не наступили...
Понёсся я на второй этаж. Смотрю, на полках одни ботинки стоят, будто все разулись, как на пляже... Огляделся - все в ботинках... Нет, здесь что-то не так. Побежал дальше...
Длинного Тыниса я обнаружил издалека. Стоит в толпе, как дерево среди травы.
- Ты как здесь оказался? - спрашивает Тынис. Голос недовольный.- Я велел тебе ждать, а ты не слушаешься. Опустил голову, молчу.
- Ну, ладно,- говорит,- повинную голову меч не сечёт... Удивляюсь только, как ты нашёл меня в этом лесу?
- На то я и собака,- ответил я скромно.

ПЛОХОЙ АППЕТИТ

Сегодня встретился в парке с афганской борзой по имени Кий. Ей всего шесть месяцев, а встанет на задние лапы - мордой вровень с хозяйской шапкой.
Очень красивая собака, но пугливая. Увидела меня и за хозяина спряталась... Может быть, она оттого пугливая, что я давно не стригся и шерсть дыбом стоит. Зима всё-таки.
И хозяин её, Гуго, тоже испугался. Я-то давно его помню. И он меня не в первый раз видит. В гости к нам приходил. Может, он ещё тогда боялся, только виду не показывал.
Кий потом перестала бояться, а Гуго всё равно держит её и не отпускает. Не повезло Кий с хозяином.
- Кий,- спрашиваю я афганку,- ты всегда так гуляешь - на верёвочке?
- Да,- отвечает.- А как иначе?
- И тебе нравится?
- Нравится. Хозяин всегда рядом.
- Это оттого он рядом, что бегать не умеет.
- Ну и что? Зато,- хвастается Кий,- он меня в парк и обратно на машине возит.
- А чем кормят? - спрашиваю.
- Всем.
- А меня сырым мясом и творогом.
- Творогом?! - поморщилась Кий.- Не ем творог. И вообще у меня аппетит плохой.
- Ещё бы,- говорю,- с таким гуляньем! С таким гуляньем совсем потерять аппетит можно.
Нет, не повезло Кий с хозяином.

КОГДА В ДОМЕ ВСЁ НА МЕСТЕ

Две недели не спал. Всё думал... Ночь на улице, а я лежу, не могу заснуть. "Чего-то,- думаю,- в нашем доме не хватает... Моя подстилка - здесь, холодильник, который урчит,- здесь, и пианино, на котором Эстер свою музыку играет,- здесь..."
- Чего-то в доме не хватает,- говорю.- Чего-то,- говорю,- я прокараулил, а чего - не пойму.
И опять лежу и думаю... "Стулья - здесь, стол, за которым Тынис сидит работает,- здесь..."
Весь дом спит. Тишина. Только Тынис своими бумажками шуршит, карандашом поскрипывает... Так тихо, что заснуть не могу.
Вспомнил! Машинка! Где машинка, на которой Тынис по ночам печатает?!
На следующий день приносит Тынис машинку.
- Наконец-то,- говорит,- отремонтировали.Как новенькая. За работу, товарищи!
Теперь в доме всё на месте. Тынис сидит за столом, весело по буковкам постукивает. А я спокойно сплю на своей любимой подстилке.

КТО ВО ЧТО ОДЕТ

У нас зима.
Чау-чау кутается в свой меховой воротник. А малышка тойтерьер по имени Рич не имеет шубы. Он носит пальто на пуговках. Всё равно Ричу холодно. Уши стоят торчком и звенят на морозе. Рич жалуется, топчется на месте, лапами перебирает, словно танцует.
Хозяйка Пильви берёт малютку на руки. Так Рич и гуляет...
И такса Ларсик не богат шерстью. Но виду не подаёт. Носится по снегу как угорелый...
Доберман Ульф совсем раздетым прогуливается. Проходит гордо крепыш-здоровяк, мышцами играет... Близко не подходи! Он в это время особенно сердитым бывает.
А водолазу Цезарю даже жарко. На нём столько шерсти, что возле него, как у печки, погреться можно.
Я тоже на холод не жалуюсь. Потому что зимой хожу нестриженым. Оттого и шире и ростом выше стал. Шерсть дыбится, как у кавказской овчарки, холод не пропускает... Лапы, правда, остывают. На месте не постоишь. Бегать приходится. Бегу... Гляжу, впереди знакомая фигурка. Это Гуго, хозяин Кий, подышать вышел.
- А почему Кий не взял? - спрашиваю.
- Вы собачку-то перекормили,- говорит он Тынису и на меня пальцем показывает.- Толстая она у вас.
Чего он, думаю, обо мне беспокоится?
- У меня,- говорю,- аппетит хороший, не то что у некоторых... А Тынис вежливо объясняет:
- Зимой у собак шерсть быстро растёт, вот он и кажется толстым.
- Ну я-то вижу, что собака толстая! - настаивает Гуго.
- Потрогайте
- Этого ещё не хватало! - и убегаю "подальше... Холодно на одном месте стоять.

КТО У ТЕЛЕФОНА?

Борзая Кий умеет разговаривать по телефону. Собрались мы на прогулку.
- Надо бы,- говорит Тынис,- Гуго позвонить, пусть Кий с собой возьмёт.
- Хорошо бы,- говорю.- Звони.
Набрал Тынис номер. Долго никто не подходил. Потом сняли трубку.
- Алле! - сказал Тынис.- Здравствуйте! Кто у телефона?
- Гав-гав! - раздалось в трубке.
- Алле! Алле! - не поверил Тынис.
- Гав-гав! - опять послышалось в трубке. Тут я подал голос, чтобы поддержать разговор.
- Ничего не понимаю,- удивляется мой хозяин,- звонишь людям, а отвечает собака!
- Это Кий,- говорю.- Я узнал по голосу... Собаке надоели звонки, вот она и сняла трубку. Чтобы зря не беспокоили. И что здесь особенного? Я бы тоже сумел, если бы научили.

ЛУЧШАЯ СОБАКА

Эрдели Рёсси и Руту - двойняшки, только имена разные. И хозяева тоже разные.
Ресси ходит в школу для собак. Но неизвестно, чему она там учится. Потому что её владелец всё время жалуется, что она не слушается, убегает. Даже кричать приходится... Он кричит, а Ресси ещё дальше убегает, чтобы ушам больно не было...
А хозяин Руту - старый человек, и его совсем не слышно, тихо так говорит... Будто сам с собой разговаривает. И Руту не понимает: надо слушаться или нет?.. И не слушается...
Вот такие эти сестрички - Ресси и Руту. Наверно, всё оттого, что они ещё щенки, их и эрделями-то не назовёшь.
Хозяева очень гордятся своими собаками. И каждый говорит, что его собака самая красивая, самая умная, самая-самая...
Мой Тынис возражает:
- Когда подрастут, тогда видно будет - какая собака лучше...
А мне Ресси всё-таки больше нравится.

@темы: Серия о Голубом терьере, Любимые рассказы

21:55 

Еще чуточку о Жюле)

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.


ВОРОБЬИ НА ПОДОКОННИКЕ

Не могу понять: зачем Тынис воробьев приманивает? Зачем сыплет хлеб на подоконник?..
Случается, увижу белку, когда мы идём через парк, загоню её на дерево. Даю знать Тынису: "Смотри, добыча сидит!" А Тынис запрещает голос подавать, тащит в сторону. Нет, из Тыниса никогда охотник не получится.
Вот я и не понимаю, зачем он воробьев приманивает? Воробьи и на птиц-то настоящих не похожи. Название одно. Пырх-пырх своими крылышками...
Чайки на море - другое дело! На море Тынис мне всё разрешает. Гоняю чаек с места на место, и мне весело, и им не скучно.
А теперь сижу сиднем, смотрю, как за стеклом воробьи копошатся. Надоест, рявкну на них для страха... А Тынис: "Жюль, нельзя!"
Не понимаю, зачем Тынис воробьев приманивает?

ЛАРСИК-РЫБОЛОВ

Такса Ларсик переловил всех кротов у себя на даче. И теперь от нечего делать рыбалкой на море занялся. Чего только от скуки не придумаешь!
Ларсик важно так ступает по воде на своих коротеньких ножках... Заходит по самую грудь, на свою глубину. И стоит на этой мели. Долго стоит терпеливая собака, в воду смотрит, а уши в море плавают... Вдруг клюнет всей мордой и вытащит рыбёшку... А потом марширует на берег, высоко поднимая лапки, несёт в зубах малюсенькую камбалу.
Подойдёт к хозяйке Нине и положит добычу на песок и опять к воде... Не торопясь и не оглядываясь, вышагивает, задрав свою гордую голову.
И надо же! Наловил! Целый обед получился. Даже мне досталось... Ничего, вкусно.

ЗАБЛУДИЛИСЬ

Приехали мы в деревню к родителям Эстер. Ну, думаю, наконец-то поохотиться можно! Не тут-то было... Место уже занято. На даче живёт кудрявая болонка Тишка.
- Как здесь насчёт охоты? - спрашиваю.
- Насчёт какой охоты? - заморгал глазами Тишка.- Не знаю я никакой охоты.
- Кроты, например...
- Кто такие эти кроты? - опять моргает болонка.
Так и поговорили.
Дача такая же, как у Ларсика. А места для травы совсем нет. Грядки со всякой всячиной, кусты ягодные, деревья яблочные. Всё засажено, только гропинки узкие оставлены. Здесь кротам и жить-то негде.
Ну, погоняешь Тишку среди грядок... Неинтересно. Походишь между кустов клубники, съешь две-три ягоды от нечего делать. Скука! А от скуки голько спать.
Пожили мы так день-другой, чувствую, толстеть начал. Стал я думать, шм бы заняться? В это время Тынис идёт.
- Чем бы нам, Жюль, заняться? - спрашивает.
- Вот и я думаю про то же самое,- говорю.
- Может быть, в лес за грибами пойдём? - спрашивает.
- Ну, если ничего другого нет,- отвечаю,- можно и в лес. Всё лучше, гем сидеть на грядках.
И пошли. Далеко. Тынис идёт и идёт. Ну, думаю, надолго. У Тыниса в >уках огромная корзина - когда он её наполнит? Идём и идём. А грибы не [опадаются. Мне-то что? Иду... И ни одного гриба!
Забегаю вперёд, заглядываю Тынису в глаза. "Пообедать бы", говорю.
У Тыниса в глазах огоньки горят, будто охотник в нём проснулся! А грибов нет и нет.
Наконец остановились. Сели, закусили тем, что было.
- Пойдём, пожалуй, домой,- говорит мой хозяин,- не повезло нам сегодня.
Надо же! Он только сейчас понял... Я давно уже знал, только не говорил.
Пошли к дому. Вот тут-то всё и началось. Идём, идём - дороги не видно, заблудились.
- Жюль, ищи! Где наш дом? - говорит Тынис.
- На тебе!.. Кто кого вёл? - говорю.- Ты меня или я тебя? Завёл неизвестно куда, а теперь ищи. А забрели мы прямо в болото... Что делать?
- Жюль, вперёд! Ищи! - командует Тынис.
Поскакали мы с кочки на кочку. Я по уши мокрый, а о Тынисе и говорить не приходится. Насилу выбрались.
- Где вы пропадали столько времени? - интересуется Эстер.
- Заблудились немного,- отвечает Тынис.
Ничего себе - немного! От нас потом целую неделю болотом пахло.

НАЕЗДНИЦА ТИЙНА

Гостили мы всей семьёй у Пильви, её дочки Тийны и их тойтерьера Рича.
Странная собака этот Рич - лает и лает. Молчать не умеет. Сам маленький - в портфель спрятать можно, а шум от него большой. Но я привык, лай на здоровье.
Так прошёл день, другой... Вдруг Тийна говорит:

- Жюль, ты на пони похож.
- Кто такой пони? - спрашиваю.
- Это такая маленькая лошадка.
- Никогда не видел,- признался я.
- Давай,- предлагает Тийна,- поиграем в лошадки.
- Я не умею...
- Я научу, это очень просто,- объясняет Тийна.- Я сяду на тебя верхом, а ты будешь меня возить.
- Давай,- говорю,- попробуем...
Садится Тийна на меня. Хоть она и маленькая, однако тяжёлая.
- Но!.. Поехали!
- Слезай,- говорю.
- Вези! Вези! - кричит Тийна.
Собрался с силами, протащил Тийну ещё чуть-чуть и лёг.
- Теперь,- говорю,- ты меня вези,- и прыгаю на Тийну.
- Жюль, отстань! - голосит Тийна.- Не хочу!
- Нечестно,- говорю,- я больше с тобой не играю. Пусть тебя Рич возит.- И пошёл в другую комнату. Надулась Тийна:
- Удивительная собака! Играть не хочет.
- Что же это за игра,- отвечаю,- когда один возит, а другой только катается.
Я шагом ходить не умею. Бегу. Куда? Сам не знаю. Хочется. На месте стоять - много ли увидишь?
Бежал я, бежал и наткнулся на собаку, которая никуда не бежала. Гляжу - ньюфаундленд, или, попросту, водолаз. Заросший, как дремучий лес... Может, оттого, что его никогда не стригли.
- Как тебя зовут? - спрашиваю.
- А тебя?
- Я первый спросил,- сказал я.
- Надо быть вежливым, сначала самому представиться,- говорит.
- Сначала я и представился,- говорю,- спросил, как тебя зовут.
- С тобой трудно разговаривать,- проворчал водолаз.
- Ну, давай помолчим,- предложил я... и спросил: - А ты почему никуда не бежишь?
- Я думаю,- сказал водолаз.

- Давай вместе думать,- говорю.
- О чём?
- Куда бы побежать.
- А зачем бежать? - удивился водолаз.
- А вдруг,- говорю,- там где-нибудь без нас что-нибудь происходит!
- Без нас ничего не происходит,- уверенно сказал водолаз.
- Откуда ты знаешь? Давай сбегаем!..
- Ну давай пробежимся,- нехотя согласился косматый,- до той аллеи... только небыстро - трусцой, быстро не солидно.
- Бежим! - обрадовался я.
Добрались мы до той аллеи, а водолаз говорит:
- Ну что? Видишь, здесь ничего не происходит.
- Давай,- говорю,- до другой аллеи...
- Так и быть,- соглашается нестриженый,- только трусцой.
- Трусцой, трусцой... Дотрусили до другой аллеи.
- Я прав,- говорит водолаз и тяжело дышит,- без нас ничего не происходит... Только зря бежали.
- А может,- говорю,- мы уже опоздали?
- Не люблю опаздывать,- пробурчал водолаз.
- Ну тогда бежим!

@темы: Серия о Голубом терьере, Любимые рассказы

14:03 

Наконец-то появилась время для новой главы...)

Проще найти ошибку, чем истину (с)

Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.


НЕССИ МЕНЯ НЕ УЗНАЛА

Так случилось, что хозяева Несси, Надя с Сашей, уехали в совсем другой город. А Несси на дедушку оставили.
Дедушка не гулял с Несси. Нет, может быть, и гулял, но только не в парке и чуть-чуть... Поэтому мы и не виделись долго.
А я, как прохожу мимо Несенного дома, тяну Тыниса: зайдём, мол... Но Тынис не любит по гостям ходить. И Несси некому привести к нам, потому что Надя с Сашей уехали в совсем другой город. И получается, что нам с Несси никак не встретиться.
А я о Несси всё время помню. Тынис говорит, что у меня хорошая память. При чём тут память, если Несси - моя лучшая подруга!
Но вот однажды идём мы через Нессин двор. Открывается дверь... Выходит Надин дедушка, а под мышкой у него Несси виднеется... Спустил дедушка Несси на землю, но недалеко, на поводке держит. А Несси увидела меня и вся вдруг задрожала, как от холода.
- Ты что, Несси, не узнаёшь меня?
Не отвечает. Спряталась за дедушку и дрожит. Я к ней.
- Не надо,- говорит дедушка,- не надо, она боится.
- Чего же она боится,- спрашиваю,- если мы с детства знакомы?
А дедушка хвать Несен на руки и держит, не отпускает... Тынис вмешался.
- Отпустите,- говорит,- собачку, пусть побегает... Они же с детства друзья.
- Друзья-то друзья, а она убежать может,- опасается дедушка.
- Да отпустите,- уговаривает Тынис,- ей полезно побегать. Отпустил.
- Убегай! - говорю.- Я догонять буду.
А Несен как затявкает вдруг каким-то незнакомым голосом! Я даже остановился... Может, это и не Несен, думаю. Нет... И имя то же, и дедушка... Всё совпадает.
- Несен, не убегай! - кричит дедушка.
Смотрю, Несен послушалась. Пронеслась мимо меня и - уже на руках у дедушки.
- Боится она,- говорит дедушка,- не надо...
Посмотрел я на Несен... Плохо ей без Нади с Сашей. Без Нади с Сашей она совсем другая. - Пошли,- говорю.
- Пошли,- говорит Тынис, но очень грустньщ голосом.
И ушли.
Как хорошо, что Тынис с Эстер никуда не уезжают.

ТОЛСТЫЙ МАКС СОВСЕМ НЕ ТОЛСТЫЙ

Спаниель Макс сильно изменился.
Во-первых, Макс уже взрослая собака, а тогда был щенком. Все маленькие немножко круглые и неповоротливые... Во-вторых, д Макса теперь новый хозяин. Хозяин этот - спортсмен. Он бегает на стадионе. Придёшь утром - бегает. Придёшь вечером, хозяин Макса будто и не уходил - опять бегает... А рядом, как пришитый, Макс.
Не узнать Макса, весь избегался.
Встал я у него на дороге.
- Ты можешь постоять минуточку? - спрашиваю.
- А что?
- Поговорить надо.
- Давай говори. Только недолго, долго не могу. Видишь, хозяин убегает.
- Да не беспокойся,- говорю,- он сейчас здесь будет, только кружок сделает.
- Ты думаешь? - сомневается Макс.
- Уверен.
- Действительно, сюда бежит... Как это я раньше не догадался?!
- Раньше,- говорю,- меня здесь не было... Так бегать - ноги протянуть можно.
- Можно,- согласился Макс.
- Отдохни немного, на тебе лица нет.
- Макс, за мной! - скомандовал хозяин, пробегая.
- Что делать,- вздохнул Макс,- придётся бежать. До встречи.
- До встречи...
Так что толстый Макс - совсем не толстый.

СЛАДКОЕ ЛЕКАРСТВО

Очень полезная вещь - чеснок. Особенно если с маслом. Сначала я не любил этот чеснок, а потом ничего, привык. Открываешь пасть пошире и глотаешь - не дышишь, как лекарство...
Лекарство тоже принимать приходится. Я про него всё знаю: во-первых, его всегда Эстер даёт, во-вторых, оно горькое... Когда лекарство принимать надо, меня из-под стола вытаскивают...
А коротышка Робби - тот самый, что прыгнул с пятого этажа и не разбился,- очень любит лекарства. А любит с тех пор, как однажды болел. Хозяйка мазала Робби какой-то мазью. И вот теперь, как увидит он в руках хозяйки знакомый тюбик, бежит на подстилку, ляжет на спину, лапы в стороны: "Мажь, не жалей! Хочу скорей поправиться!"
С той поры прошло много времени, Робби давно поправился. И вот как-то хозяйская дочь принесла тюбик с повидлом... Смешной Робби увидел тюбик, мигом на свой коврик, лапы врозь... А девочка на него никакого внимания. Нажмёт на тюбик, выдавит повидло и языком в рот отправляет...
Долго соображал Робби, почему хозяйская дочь лекарство внутрь принимает?.. Потом встал, подошёл поближе.
- Дай,- говорит,- мне тоже твоё лекарство попробовать.

НА СКВОЗНЯКЕ

Я многое умею. Умею даже дверь открывать... А вот закрыть не могу. Тынис сидит работает за своим столом, пишет что-то... Меня выставил, чтобы не мешал, и ещё дверь закрыл... Чем я ему мешаю - не знаю. Открываю лапой дверь, вхожу.
- А кто закрывать будет? - спрашивает хозяин.
- Что у тебя за секреты от меня?
- Сквозняк устраиваешь,- объясняет Тынис и выпроваживает из комнаты.
- Зачем,- говорю,- ты меня гонишь? Мне одному неинтересно. Тынис стоит на своём:
- Сиди здесь! - и опять дверь закрывает. Я посижу-посижу и снова захожу к Тынису.
- Кто дверь закрывать будет? - спрашиваю...
Устер недовольна. Эстер боится за меня.
- Тынис, закрой окно. Жюлю все уши продует.
- Ну если и продует,- возражает Тынис,- то не все уши, а только два...
- Ты всё шутишь,- сердится Эстер,- а собака простудится.
- Ничего с ней не будет,- улыбается Тынис.- Правда, Жюль?!
- Правда,- отвечаю.- Если не простужусь, ничего не будет.

СЛУЧАЙ С КОЛЯСКОЙ

Мы с Тынисом два дня не разговариваем. Поссорились. Было бы из-за чего! Тынис считает, что я виноват, но, по-моему, он не прав.
Гуляем с хозяином, как обычно, знакомые места обходим. Я принюхиваюсь, кто до нас прошёл: кто просто так прошмыгнул, а кто возле кустика задержался, задумался...
Вдруг слышу, кто-то плачет. Смотрю, возле магазина коляска оставлена, а из неё голос младенца раздаётся... Подбежал, заглянул вовнутрь... "Чего голосишь?" - спрашиваю. Лизнул младенца - он сразу умолк.
И здесь Тынис подбегает, хватает меня в охапку и уносит.

- Поставь,- говорю,- меня на ноги. Я и сам ходить умею.
- Ты что себе позволяешь?! - выговаривает хозяин.- Из-за тебя одни неприятности!
- Ты несправедлив,- говорю.- Я хотел как лучше...
- Этого нельзя делать. Это не всем понравится.
- А младенцу,- говорю,- понравилось.
Не слушает меня. Прицепил поводок и повёл домой раньше времени. Теперь не разговариваем. А я всё равно не могу, когда кто-нибудь плачет.

@темы: Любимые рассказы, Серия о Голубом терьере

11:22 

И снова о псинке)

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.




БУДЬ ЧЕЛОВЕКОМ!

- Здравствуй, дог, я тебя знаю...
- Ты кто такой и откуда меня знаешь? - спросил великан.
- Я по картинкам знаю,- говорю.
- Это не повод для знакомства,- прорычал дог и отвернулся.
- Эй,- говорю,- будь человеком, не сердись!
- Зачем это мне быть человеком? - удивился дог.
- Пожалуйста, не сердись...
- Ну и молодёжь пошла! - вздохнул почему-то дог.- Откуда ты взялся, такой шустрый?
- Из дома,- говорю,- мы здесь неподалёку живём...
- Ну и иди своей дорогой,- сказал дог и сердито мотнул длинным хвостом.
- Может быть, вместе пойдём,- говорю,- поиграем, побегаем...
- Щенок, как ты со старшими разговариваешь?!
- Как разговариваю? По-собачьи разговариваю...
- Слушай,- говорит,- давай разойдёмся по-хорошему. У тебя своя компания, у меня - своя.
- Возьми,- говорю,- меня в свою компанию, веселей будет.
- Нет, это уж слишком! Что, по-твоему, может быть общего у дога с терьером? А?
- Пятна,- говорю.- У тебя - чёрные, а у меня - подпалины...
- Эй ты, с подпалинами и веником на голове! - прорычал дш.- Я давно уже забыл то, что ты знаешь...
- Так бы и сказал, что забыл. Я тебе напомню. Правила игры такие: ты беги, а я догонять буду.
- Доги никогда и ни от кого не бегали, понял?! - взревел дог.
- Правда? А мы с тобой похожи! Я тоже никогда и ни от кого не бегал.
- А от меня побежишь! - заревел дог и рванул поводок в мою сторону.
- И не подумаю! - рявкнул я и натянул свой поводок.
- Твоё счастье, что ты - щенок! - процедил, зевая, зубастый дог и повернулся ко мне спиной.
- Эй, дог, какая у тебя может быть компания, если ты играть не умеешь? - сказал я и пошёл своей дорогой.
А про веник это он зря... Если не знаешь - спроси. Это не веник, это чёлка называется.

НЕОБЫКНОВЕННАЯ СОБАКА

Ах, какая красивая собака эта афганская борзая! Она не ходит - она ступает, будто летит, едва касаясь земли. Её длинная шерсть - лишь борзая сделает шаг - вздымается, словно крылья, и кажется, что она сама - лёгкое перышко, такая она воздушная, невесомая... ,
На неё удивлённо таращат глаза все собаки, виляя хвостами. Это немножко обидно, и от этого хочется лаять... Так я и сделал.
Что здесь поднялось! Залаяла сразу вся свора. Особенно визгливые болонки на руках у хозяек.
- Я случайно залаял,- объясняю я Тынису и упираюсь всеми лапами, чтобы не уводил меня от борзой - так она мне понравилась. Не помогло.

РАЗГОВОР ПО ДУШАМ


- Несен,- говорю,- зачем нам с тобой эта выставка?
- Как зачем? Все пришли...

- Всем, может быть, и надо, а нам зачем?
- Раз всем надо, значит, и нам надо,- говорит Несен.
- А я не хочу.
- Зачем тогда пришёл? - спрашивает.
- Привели,- говорю.
- Вот видишь.
- Давай уйдём,- говорю.
- А как уйдёшь,- спрашивает Несен,- когда ты на поводке? Да и я тоже.
- Ну, тогда побудем ещё немного,- согласился я.
Вы видели настоящего бульдога? У него на морде написано: "Как я сказал, так и будет!"
- Медаль,- спрашиваю,- пришли получать?
- Не нуждаюсь...- выдавил бульдог.
- Да, вы правы,- говорю,- и кому нужна эта медаль?
- Кому-нибудь и нужна,- фыркнул бульдог. Разговора не получается.
- Скажи-ка,- вдруг гаркнул бульдог,- отчего ты так часто хвостом вертишь? Я так полагаю, что ты вертолёт и сейчас полетишь.
- Это как понимать? - спрашиваю.
- Так и понимай, как я сказал!
- Я Жюль - голубой терьер, а не какой-нибудь там вертолёт.
- А я английский бульдог. Ну и что?
- Чем,- говорю,- тебе мой хвост не понравился?
- Мне всё равно,- отрезал бульдог.- Мне дела нет. И точка!
- Тебе дела нет до моего хвоста, потому что у тебя своего хвоста нет!
- Нет и не надо! - отрубил бульдог.
- Как же ты без хвоста живёшь? - спрашиваю.
- Так же, как ты с хвостом, даже лучше,- прогудел "англичанин". Разговора не получается.
Вы видели настоящего бульдога? Это вам не хухры-мухры, это серьёзная собака.

ХОЗЯЙКА ТОЙТЕРЬЕРА

С нашей знакомой Пйльви невозможно по-человечески разговаривать. Во-первых, она такая высокая, что приходится задирать голову так, что видны верхушки деревьев... Во-вторых, ее капельный тойтерьер сам не выше башмака, а всё время вмешивается.
- Как вы поживаете, Пйльви? - спрашиваю.
- А, Жюль! Давно тебя не видела,- произносит Пйльви со своей высоты.- Почему не приходишь к нам в гости?
- Я собирался, да были дела,- отвечаю, но Пйльви меня не слышит из-за лая своей собаки.
- Мы с Ричем тебя вспоминали...
- Вспоминали? - удивился я.- Почему же тогда он на меня лает?
- Тебя так красиво подстригли! - доносится голос Пйльви.
- Ваша собака, наверно, получила медаль? - спрашиваю я, стараясь перекричать Рича.- И поэтому так радуется?
- Как тебе понравилась выставка, Жюль?
Я хотел ответить, но меня перебил Рич своим хриплым лаем.
- Надеюсь, что будущей весной ты получишь медаль,- говорит Пильви и берёт свирепого малютку на руки.
На руках тойтерьер ещё храбрее, заливается пуще прежнего! На нас уже стали обращать внимание.
- Я прощаюсь с вами, нас вызывают на ринг,- сказала Пильви, унося с собой невозможного Рича.
Все встали и пошли на большое зелёное поле. И мы за ними.
Мы с Несен долго стояли и смотрели, как водят собак по кругу... Даже надоело. А их всё водят и водят - головой к чужому хвосту.
Каждая собака старается быть самой красивой. Кому это удаётся, получает награду - маленькую круглую железяку.
Хозяева прыгают от радости и дают понюхать железяку своим питомцам, а потом прячут подальше в карман, чтобы не потерялась.
Мы с Несси решили, что на будущий год обязательно постараемся добыть медальку для наших хозяев.

ЧАУ-ЧАУ

Чау-чау не похож ни на одну собаку. Голова как шар, морда грустная, а может быть, задумчивая. И выражение на морде: "Всё зря! И осень, и дорога, и птички..." И ходить ему неохота, и лежать не хочется, будто он не в своей тарелке...
Стоит - не пошевелится, пока его гребёнкой расчёсывают. Час может простоять или два, а может и больше... Где только в нём помещается столько терпения? Я бы на его месте давно уж сбежал.
И никак его не растормошить... Глядит на меня молчаливый, будто говорит: "Я всё про тебя знаю, где-то я уже видел такое, ты мне неинтересен..."
Стоит и стоит, а его чешут и чешут.
А вокруг берёзы пожелтевшие. Каштаны шоколадные падают. Один прямо в меня угодил, но не очень больно. А хорошо-то как! Бегаешь среди листьев, они шуршат, как фантики. Грибы на ходу лапами сшибаешь. Весело!
А чау всё чешут и чешут.
Наконец и чау устал стоять, лёг в траву под солнышко. Лежит подушка пуховая, а сбоку язык фиолетовый, как ярлык, свешивается...
И мне, что ли, отдохнуть? Всё равно игры не будет... Прилёг рядом и голову положил на чау. До чего удобно и тепло!
А потом я, наверно, уснул...
- Эй, кто тебя так остриг? - спрашиваю я болонку, похожую на тощую кошку, только с большой головой...
Болонка внимательно обнюхала меня и пошла своей собачьей дорогой.
Возвращаемся домой, видим, болонка сидит возле подъезда соседнего дома. Ждёт, когда кто-нибудь откроет ей дверь.
- Иди, иди, - сказал Тынис, - и передай хозяйке, что так стригут только баранов... А если у неё кривые руки, то пусть в следующий раз попросит меня...
"Увидеть бы эту хозяйку!" - подумал я.
На следующий день идём мимо того же подъезда. Открывается дверь, старушка выносит знакомого пёсика и оставляет на улице.


- Постойте, это ваша собачка?! - спрашивает Тынис.
- С чего вы взяли?! - удивляется старушка.
- Она была у вас на руках.
- Мало ли что... Побыла у меня, и хватит. Отъелась, отмылась... Пус"ть теперь живёт где жила.
- А зачем вы её так остригли? - выспрашивает Тынис.
- Ничего - обрастёт... А мне, милочек, шерсть от радикулита врач прописал.
- Так уж и прописал? - не верит Тынис.
- Люди говорят - помогает.
- А кто же собачке поможет?
- Бог даст, не пропадёт. А мне не под силу собаку держать, - ворчит старушка и закрывает дверь.
С тех пор я больше не видел бесприютную болонку - собачку от радикулита.

@темы: Любимые рассказы, Серия о Голубом терьере

10:58 

Новые главы о Жюле.

Проще найти ошибку, чем истину (с)

Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.


ПЛОХАЯ ПОГОДА

Сегодня с утра на улице дождь. Настоящий осенний дождь, холодный и липкий. На улицу идти неохота. Смотрю из окна во двор. Там, во дворе, маленький фоксик выгуливает старика хозяина.
- Расскажу тебе грустную историю,- говорит Тынис.- Вот про этого самого фоксика. А ты послушай.
У времени крылья, а у маленького фоксика всего лишь ноги... Как быстро он бегал когда-то! Молодой хозяин едва поспевал за ним.
Ах, как летит время! Прошло много лет. Всё реже фоксику хотелось, бегать, всё чаще ходил он шагом.
И вот сегодня, взгляни, тяжёлый, хромающий фоксик едва передвигает ноги. За ним уныло плетётся постаревший хозяин... Теперь и наш двор для фоксика - слишком длинная дорога. Хозяин взял уставшего фоксика на руки. И так, обнявшись, они ещё долго будут гулять под осенним небом...
- Да, грустная история,- сказал я,- но я обязательно вставлю её в свои рассказы.

ВОДНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ
Так я мытьё лап называю. Хочешь не хочешь, а мыть лапы надо. Я с этим давно примирился. С хозяевами спорить не приходится.
Погулял, пришёл домой - сижу, жду, когда Тынис или Эстер в тазик воды нальют. А тут телефон зазвонит или соседка спустится... Сижу в прихожей, жду. Если войду в комнату, Эстер будет недовольна. Жду... А Эстер по телефону говорит и говорит. Надо запастись терпением.
Наконец кончила говорить. Налила в тазик воды. Вначале передние лапы моет, потом - задние, да ещё в двух водах.
- Охота,- говорю,- тебе возиться? Я бы и сам мог, как все собаки, вымыться. Для чего у меня язык?
Напрасно. Ей видней. Вымоет лапы - за бороду принимается. Бороду я мыть не люблю.
- Стоять, Жюль, стоять! Ты по улицам бегаешь, все углы бородой метёшь,- говорит.
Стою. Я эту команду раньше всех команд запомнил, потому что мне бороду три раза в день моют. Сначала, когда меня Тынис гулять водил, как услышу: "Жюль, стоять!" - никак понять не мог, чего от меня хотят. Неужели Тынис посреди улицы меня мыть собирается? А это, оказывается, машины пропускать надо.
До всего сразу не додумаешься.

СВОИ И ЧУЖИЕ
Несен второй год пошёл, а она своих от чужих отличить не может. Правда, меня сразу узнаёт, а вот других...
Как увидит Эстер в дублёнке, начинает рычать, как мотор заведённый. Долго я ломал голову - почему? И понял. Несен, как всегда, всё на свете путает. Нет чтобы подойти, понюхать... Тогда сразу понятно: этот зверь не кусается, хоть и мохнатый.
Пришёл к нам водопроводчик кран чинить, чтобы не капал. Я, как положено, заворчал. Чужой ведь - не свой. А Тынис командует:
- Место! Свои!
- Какой же,- говорю,- свой, если он у нас не живёт и я его в первый раз вижу.
Только смотрю, Тынис руку ему пожимает, спасибо говорит. Выходит, что те, кому руку протягивают,- это свои, а те, с кем просто так здороваются,- чужие. Нет, всё у людей непросто...
А вот и Эстер пришла.
- Здравствуй,- говорит. И всё... Тынис тоже:
- Здравствуй,- в ответ. И всё.
Ничего не понимаю... Бегу к Эстер, подаю лапу.
- Здравствуй!
- Здравствуй, здравствуй, Жюль! Хорошая собака,- и пожимает мне лапу.

Вот это я понимаю - свои!

КАК НЕССИ УСЫ СТРИГЛИ


Несен вся в слезах.
- Ты чего, Несен?
- Посмотри на меня в последний раз...

- Ты что, уезжаешь?
- Нет, никуда не уезжаю. Мне завтра усы будут стричь.
- Что ты говоришь? За что тебя так?!
- Из-за выставки...
- Может, ещё обойдётся?
- Не обойдётся, уже ножницы точат.
- А меня, по-моему, стричь не собираются,- говорю.
- Скажи, пожалуйста, Жюль, почему собаки должны быть друг на друга похожи?
- Собачья доля,- отвечаю. Встречаю Несси на следующий день.
- Ой, Несен, что с тобой? Ты сама на себя не похожа.
- А на кого?
- У тебя морда совсем лисья.
- Очень некрасиво?
Я же говорила.
Ты не огорчайся, Несен, меня, наверно, тоже подстригут.
Ты правду говоришь? - обрадовалась Несен.
Я тебя никогда не обманываю.
Вот хорошо-то!


ЗАВТРА МЫ С НЕССИ ИДЁМ НА ВЫСТАВКУ ЗАВОЁВЫВАТЬ ЗОЛОТЫЕ МЕДАЛИ.
НА ВЫСТАВКЕ

Завтра мы ничего не завоёвы-вы-ва-ли... Вот слово! Не выговорить... Мы не выступали, мы с Несен ещё не выросли, мы ещё щенки - понятно?
Мы ходили и смотрели. Это тоже интересно.
Вы были когда-нибудь на выставке? Собак - не сосчитать! Всех пород и расцветок - в глазах рябит... Все сидят кучками по разным углам. Доберманы с доберманами, шпицы со шпицами, болонки с болонками. Все подстрижены и причёсаны. Смирно сидят, потому что ни играть, ни лаять нельзя.

@темы: Любимые рассказы, Серия о Голубом терьере

21:15 

И наша любимая тема о Жюле.

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.

БАННЫЙ ДЕНЬ

Сижу возле ванной комнаты. Слушаю, как вода из крана каплет: кап-кап... Хорошо бы, думаю, искупаться!
Смотрю, Тынис пошёл. Вода полилась, зашумела... Я сижу, Тынис поплавал - вышел. Эстер пошла. Вода полилась, зашумела... Я сижу. Эстер поплавала - вышла. Я сижу.
- Жюль,- спрашивает Эстер,- ты, может быть, пить хочешь? Молчу. Догадается, думаю, или нет?
- Тынис! - зовёт Эстер.- Ты не знаешь, что с Жюлем? Не заболел ли? Тынис подошёл, нос щупает.
- Да нет,- говорит,- нос холодный. Жюль, ты, может быть, пить хочешь?
Молчу. Догадается, думаю, или нет?
- Жюль, хочешь косточку? - спрашивает Эстер.
Косточку я, конечно, хочу. Погрыз я её без всякого удовольствия. И опять пошёл к ванной. Сел и сижу. Слушаю, как вода из крана: кап-кап, кап-кап...
- Тынис,- говорит Эстер,- надо мастера вызвать, кран починить.
- Надо,- соглашается Тынис.
- Эстер,- вдруг спрашивает Тынис,- а когда мы Жюля в последний раз купали?
- На той неделе,- отвечает Эстер.
- А не пора ли снова, как ты думаешь?
- Пора,- говорит Эстер.- Только поздно уже.
- Ничего,- говорит Тынис.- Мы быстро!
- Наконец-то! - говорю.- Лучше поздно, чем никогда.

КАК У МЕНЯ ПОТРЕБОВАЛИ ПАСПОРТ

В нашей семье все путешественники. Пешком ли, на велосипедах или на автобусе - всё равно... Лишь бы на воздух...
Но больше всего мне нравится ездить на руках. Хотя породистой собаке это не к лицу.
На велосипеде тоже неплохо, если тебя везут... Тынис крутит свои педали, а ты сидишь в корзине, как впередсмотрящий. Куда интересней, чем бежать за велосипедом, да ещё на поводке.
В один прекрасный день чувствую - в доме что-то происходит... Обычно сумки в дорогу собирали или авоськи, а теперь чемоданы разложены. Ну, думаю, предстоит дальняя дорога. Надо полежать, сил запасти - вдруг придётся бежать за автобусом... Это я в шутку. Где это видано, чтобы собака за автобусом бежала!
Приходит расстроенный Тынис:
- Тойво заболел, собаку взять не может...
Про какую это он собаку говорит? Навострил уши.
- Заберём с собой,- сказала Эстер.
- А вдруг не позволят в вагоне везти, что же нам, собаку в багаж сдавать? - возражает Тынис.
- Поедем автобусом,- решила Эстер.
- Как знаешь,- сказал Тынис.
- Жюль, ты поедешь с нами? - спросила вдруг Эстер.
Она ещё спрашивает! Как они только могли подумать, что я с кем-то останусь! До чего непостоянны люди: то нельзя без них никуда пойти, а то сами уезжать без меня собрались!
Ничего не сказал. Ушёл в другую комнату.
На следующее утро мы на автобусной станции. Оглядываюсь вокруг - ни одной собаки. Ну, думаю, наверно, нельзя с собаками! Входим в автобус, водитель говорит:
- А справка о прививке у собачки есть?
- Есть, есть,- почему-то обрадовалась Эстер и подала какую-то бумажку.
- А паспорт?
- Конечно, конечно...- заторопилась Эстер.- Пожалуйста.
- Так,- сказал водитель.- Всё в порядке. Оплатите багаж.
- У нас уже оплачено,- сказал Тынис.
- Нет, за пёсика вашего... Какие у него размеры?
- Пятьдесят на пятьдесят...
- По инструкции положено платить как за багаж,- стоит на своём водитель.
Во мне всё переворачивалось от возмущения. Он ещё вздумает меня вместе с чемоданами запихнуть в какой-нибудь угол!
- Получите, пожалуйста,- сказала безропотная Эстер.
- И наденьте на него намордник,- говорит водитель.
- Как?! Он ведь ещё щенок! - хором сказали мои хозяева
- Ничего не знаю - инструкция.
- Ладно, ладно,- сказал Тынис.- Как скажете.
- Что такое намордник? - спрашиваю я Тыниса.
- Лежи, лежи,- говорит Тынис.- Ты у нас чуть-чуть на тигра похож.
В ГОСТЯХ
Если уж ходить в гости, то только туда, где тебя ждут, а то неприятностей не оберёшься.
И что это Эстер взбрело в голову пойти в гости к скайтерьеру? Да ещё на пятый этаж! Нет, для меня пятый или десятый - всё равно, хоть на самое небо... Обидно, когда на тебя рычат, не успеешь на порог ступить.
Когда ко мне приходит кто-нибудь в гости, я рад-радёхонек. Пожалуйста, проходите. Может быть, пожевать чего-нибудь хотите? Не стесняйтесь, у нас не кусаются...
Но тут... Попадись мне эта каракатица на улице, я бы с ним поговорил! А здесь неудобно, всё-таки я у него в гостях. Хотя не совсем у него, а у его хозяйки, потому что его самого заперли на кухне. Чтобы не мешал. Только рычанье слышно.
- Ты чего? - спрашиваю через дверь.
- А ты чего? - бурчит скайтерьер.
- Я ничего, я так...- отвечаю.
- А если так - зачем пришёл?
- Если б знал - не пришёл...
- Вот теперь знай!

- Тебя как зовут? - спрашиваю.
- Тебе зачем?
- Чтобы знать,- говорю.
- Я тебя знать не-хочу!
- А ты узнай,- сказал я вежливо. Тут Эстер вышла в коридор.
- Жюль! Перестань лаять! Как ты ведёшь себя в чужом доме?! Как я себя веду? Нормально. Знал бы, ни за что бы не пришёл в чужой дом.
Если бы вы меня спросили:
"Жюль, скажи, пожалуйста: ты целый день играешь со своей косточкой, и когда ты успеваешь обо всём узнать? Столько разных историй ты наприду-мал и так весело их рассказал!"
Я бы ответил так.
У меня совсем не простая косточка. С одной стороны - гладкая, а с другой - ложбинкой.
Переворачиваю я косточку с боку на бок:
Блям-блям, хрум-хрум, Приходи рассказ на ум...
И готово! Вот вам новая история.

БУЛОЧКА С ИЗЮМОМ

Пришёл я в гости к Несен. Беседуем на кухне.
- Знаешь, где растёт изюм? - спрашивает Несси.
- Нет,- говорю,- не знаю.
- А я тебе покажу...
Запрыгнула на табуретку, схватила со стола булочку.
- Вот гляди, здесь... Вкусно! - Выковыряла изюминку.- Угощайся...
- Спасибо,- говорю,- я не люблю изюм.
- Как можно не любить изюм! - удивляется Несси.- Я так целую миску могу съесть.
- А тебе,- спрашиваю,- не попадёт?
- За что? - испугалась Несси.
- За изюм и за булочку?
- Не знаю...
И попало. А ведь знала, что попадёт... Не за изюм, не за булочку, а за то, что на стол лазила.

"СОБАКА ВТОРОГО ЭТАЖА"

Хотя Тынис и не очень любит ходить в гости, мы с ним, однако, бываем в разных домах.
Один дом я хорошо запомнил. Там живёт русская борзая. Тынис назвал её "собакой второго этажа"... Вы спрашиваете, что за странное название? Сейчас объясню.
Когда мы пришли в дом, собака сидела на рояле, а головой упиралась в потолок. Можно было подумать, что, если она не будет упираться, потолок упадёт.
Сидит борзая на рояле - и без того высоченная,- и ей так нравится сидеть... Сидит и смотрит на всех сверху, со своего второго этажа.
ВСе-ТаКИ СПрЫГНула С рОЯЛЯ, НО не сразу... с начала на диван, который стоял у другой стены, и там посидела. Будто соображала - есть ли из-за чего спускаться на пол... А потом всё же спустилась и встала передо мной, как стена. И ничего за этой стеной не видно, такая она огромная.
- Тынис, я здесь! - прорычал я на всякий случай.
- Ты чего - боишься? - спросила борзая.
- Боюсь не боюсь, а как бы Тынис не потерялся...- сказал я.
- В нашем доме ничего не теряется, будь спокоен,- гордо сказала борзая и снова запрыгнула на рояль.

ОСЕННИЕ ИГРЫ

Мне нравится, когда гости ко мне приходят. Особенно если на улице дождь идёт.
Несен не надо уговаривать, она хоть каждый день будет приходить.
Пришла в гости - давай играть! Беру я палку за один конец и держу, чтобы Несен не могла достать.
Пусть побегает, пигалица, вокруг, пусть попрыгает, коротышка тонконогая, пусть позлится, чумазенькая, пусть пощёлкает своими щучьими зубами...
Я уже запыхался, а Несен хоть бы что. У неё даже аппетит разгорелся, будто её дома не кормят. Я к миске с мясом, а она тут как тут. Уткнулась узкой мордочкой рядом и уплетает за обе щеки. Всё смолотила, как мельница. Я не против. Вот косточку жаль... Да и какая уважающая себя собака отдаст свою кость? Не подходи! Но Несси так посмотрит своими бусинками - всё отдашь.
Только куда Несси с её зубами. Она лишь понюхает кость и тявкнет: мол, грызи сам! Сам так сам. Каждому своё. Несси хрящи, а мне кости... Мне хрящ на один зуб, щёлк - и нет его! А с костями приходится повозиться. Тоже дело. Времени - хоть отбавляй, лежу и мусолю свою косточку, пока не станет гладкой, аж заблестит.
Что ни говорите, в собачьей жизни есть свои радости!
А Несси давно уже спит на моей подстилке. Пусть. Мне не жалко.

@темы: Любимые рассказы, Серия о Голубом терьере

20:51 

Новая глава в "Рассказах о голубом терьере"

Проще найти ошибку, чем истину (с)



Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.


В ЛЕСУ

В лесу благодать! Ни тебе поводка, никаких тебе команд - носись во все стороны, только не потеряйся...
А запахов! А сколько следов разных повсюду оставлено! Вот бы поохотиться! Только страшно немножечко. Вдруг отстанешь - останешься один, а кругом только деревья, неба не видно...
Чуть Тынис или Эстер в сторону - я следом. На пятки наступаю, чтобы знали, что я здесь, чтобы не забыли про меня. Да и самому как-то спокойнее.
- Жюль, ищи грибы,- говорит Эстер и даёт мне понюхать сыроежку.
На тебе! Этого ещё не хватало! Чего их искать - они на каждом шагу торчат, и не моя это работа. Брали бы себе другую собаку... Я грибы собирать не согласен.
Вот бассет вислоухий, например, он грибы даже из-под земли достаёт, у него для этого и когти, как у орла.
Я сыроежку понюхаю, конечно, из вежливости, чтобы Эстер не обиделась, и потом бегаю вокруг в своё удовольствие.
А про охоту Тынис и думать не думает. Не тот человек. Меня к выставке готовят, как болонку какую-нибудь. А я в душе охотник - это понимать надо.

КОШАЧЬЯ ИСТОРИЯ

А в городе какая охота? Голуби, что вечно сидят на нашем подоконнике, да шипучие кошки.
Кошка в городе - самая соблазнительная добыча, когда другого зверя нет... Бывало, увижу кошку - всё внутри закипает, как у Эстер в кастрюльке. Что делать? Я нисколечко не виноват - это у меня в крови.
Иду я как-то с Тынисом по улице, иду спокойно... Только вдруг неожиданно - как одуванчик на асфальте - вырос рыжий кот. Увидел меня, напыжился и зашипел - сковородка эдакая! И как прыгнет! Прямо на середину дороги. А кругом машины... машины... Я рванулся к нему... Тынис подбежал, лицо бледное, руки дрожат, никак зацепить поводок не может.
Мне всю ночь рыжий кот снился. А наутро Эстер спрашивает, почему это я во сне всё взвизгивал? Будто трудно сообразить, почему?
После этого случая я дал себе слово обходить кошек за километр. И вам советую.

ВЕЗУЧИЙ ЛАРСИК

Такса по имени Ларсик живёт на даче. У него совсем другая жизнь. Без привязи.
На всех соседских дачах кроты что хотят, то и делают. Всю землю перекопали, изрыли. А у Ларсика полный порядок. Ни одной норки. - Как ты такого добился? - спрашиваю.
- Это проще простого,- отвечает Ларсик с высоты своего невеликого роста.- Я же охотник!
- Завидую,- говорю,- у тебя дача есть, можно охотиться на зверя.
- А что тебе мешает? Найди себе хозяина с дачей.
- Нет,- говорю,- я так не могу. И потом, я привык в городе жить.
- В городе одни машины живут,- сказала самоуверенная такса.
- А я в городе на бабочек охочусь, в парке... Это,- говорю,- тоже уметь надо.
- Сравнил! - засмеялся Ларсик.- Какой же это зверь - бабочка?
- Зверь не зверь,- говорю,- а летает...
- Это всё равно, что мух ловить. А я их просто не замечаю,- презрительно фыркнул Ларсик.- Я люблю охотиться на земле.
- А я люблю высоко прыгать и плавать,- сказал почему-то я на прощанье.
По дороге домой я думал о том, что Ларсик, конечно, прав, хотя имя у него кошачье.
Я И МОРЕ
Ещё я люблю море и могу плавать долго и в любую погоду, лишь бы позволили.
Летом мы всей семьёй каждый день на море. Тынис с Эстер в волейбол играют, а я потихонечку, боком-боком и - к воде. Окунусь и обратно, как будто так и было... Поваляюсь в песке, отряхнусь и снова сухой.
- Жюль, ты почему не купаешься? - спрашивает Тынис.- Это на тебя не похоже.
- А что - можно? - спрашиваю.
- Жюль, купаться!
А я уже давно в воде. Поплавал и на берег. Повалялся в песке, отряхнулся и снова сухой. Приходит Эстер.
- Жюль, ты что - ещё не купался?
- А что - можно? Вот спасибо! - ив воду. Поплавал, повалялся, снова сухой.
Меня уговаривать не надо. Не то что Несси. Несен не любит купаться. Несен добровольно в воду не пойдёт - если только на руках отнесут... Несси понюхает море, обмакнёт лапы и бегом от воды! Будто уже выкупалась.
- Несси, ты почему не купаешься? - спрашиваю.- Вода - молоко! Тёплая!
- Я боюсь...
- Ты не бойся, я с тобой!
- Нет, ты иди, а я посмотрю.
- Правда - посмотришь? Я мигом!
А день только начался. Тынис с Эстер в волейбол играют. Несси в тень спряталась. А я боком-боком... Окунулся и обратно, как будто так и было.

КОГО СПАСАТЬ?

Эстер уходит купаться далеко в море, с берега не видно. А потом кричит:
- Жюль, ко мне!
Бегу, конечно.
Вода уже по колено, по самую бороду. Приходится плыть. Плыву, плыву... А ещё волны... Если голову не поднимешь, окатит. Не люблю, когда уши намокают.
Добрался до Эстер.
- Зачем,- спрашиваю,- в такую даль забралась? Можно и на моей глубине поплавать. Давай назад,- говорю.
Не плывёт. Она любит на своей глубине барахтаться. Ну и барахталась бы себе одна. Зачем я ей понадобился? Эстер-то на ногах стоит, хотя и по горлышко, а мне приходится на воде держаться. Попробуй, если сумеешь. Гребу всеми четырьмя, как будто бегу за кем-то, а догнать не могу. Вдруг Эстер обняла меня за шею:
- Жюль, на берег! Плыви! Спасай меня!
Плыву, тяну Эстер, чувствую, лапы отказывают. Но всё-таки вытянул Эстер на мель.
- Молодец! Хорошая собака!
Выбрался я из воды на берег, лёг и не могу пошевелиться от усталости. А Эстер хоть бы что. Бегает, носится по пляжу. Гляжу, снова в море собирается.
- Не вздумай,- говорю,- тонуть. А Эстер опять за своё:
- Жюль, пошли купаться!
- А кто меня спасать будет?

Я ПОТЕРЯЛСЯ

Однажды я потерялся... Ну, не потерялся, честно говоря... Ну, пошёл один... Мне показалось, что Тынис тоже пошёл, а меня не позвал. А кругом - ноги, ноги. Сразу не разберёшь, где чьи...
Добежал до остановки, смотрю: ноги входят в автобус. Я и не собирался! Вдруг чувствую: кто-то подсаживает меня, как старушку, только под хвост. Не успел сказать спасибо - поехали. Едем, едем... Гляжу, все задвигались, я за ними. Ни одного знакомого запаха. А от одних брюк пахнет неизвестной собакой, ужасно интересно!
Брюки шли быстро, но я не отставал, потому что если от человека пахнет собакой, значит, он хороший человек. Это точно.
Так я попал в дом, где жил маленький французский бульдожка. Скажу прямо, бульдожка мне сразу понравился. Чёрный, с растопыренными лапами. Никогда не знаешь, в какую сторону он прыгнет. Щёлкнешь зубами - поймаешь воздух. А бульдожка нет-нет и зацепит тебя то за хвост, то за ухо. И никогда не убегает - встанет и стоит, не сводит с тебя кругленьких глаз... Наморщит лоб, чуть приоткроет свою зубастую пасть и выжидает, за что бы схватить!
Как нашёл меня Тынис за тридевять земель, среди дач,- ума не приложу. И на собачьих ногах за день не обежишь. А Тынис, оказывается, три дня искал. Кто-то видел, как я в автобус садился. Ну, Тынис и поехал. На всех остановках выходил, а на конечной ему страшно повезло. Выходит он из автобуса и сразу видит меня. Мы как раз с бульдожкой и его хозяйкой гулять собрались.
Я, как увидел Тыниса, сразу его узнал, только очень удивился. А он смотрит на меня и глазам не верит: я это или не я? И как закричит:
- Жюль! Жюль! Ко мне! А я ни с места, остолбенел. Хозяйка бульдожки рассердилась:
- Зачем, гражданин, к чужой собаке пристаёте? А Тынис говорит:
- Это моя собака, я её три дня ищу и не знаю, как она к вам попала.
- Почему же она на своё имя не откликается? - спрашивает бульдожкина хозяйка.
- А потому,- отвечает Тынис,- что она ещё щенок. Ну, тут мне обидно стало, даже залаял.
- Вот видите,- говорит хозяйка,- она вас не признаёт. Смотрю, Тынис совсем расстроился, мне его жаль стало. А хозяйка подозрительно спрашивает:
- Чем вы докажете, что это ваш щенок?
Я решил, что пора мне вмешаться в спор. Подбежал к Тынису, лизнул его руку... По правде говоря, я по нему соскучился. И по нему, и по своей подстилке, и по Несен. А Тынис говорит:
- Жюль, пойдём домой, а? Тебя Эстер ждёт...
И как я забыл про Эстер?! Чёрная неблагодарность! Она ведь так любит меня! Эстер и купает меня, и расчёсывает, и играет со мной, как бы ни была занята.
А Тынис, наверное, решил, будь что будет, повернулся спиной и пошёл к остановке. Только сказал:
- Жюль, я пошёл...
Я - за ним!
Хозяйка бульдожки как закричит:
- Жюль! Жюль!
Тут как раз подошёл автобус. Прыгнул я через две ступеньки и залёг под ногами у Тыниса. Будто нет меня. И поехали...
Эстер, как увидела меня, заплакала даже. Обняла и не хочет отпускать. Да я и не сопротивлялся.

@темы: Любимые рассказы, Серия о Голубом терьере

20:16 

Прожолжение: Рассказы Голубого терьера

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.


УРОК ВТОРОЙ

- Сегодня,- говорит Тынис,- мы будем заниматься с предметом.
- А сыр взял? - Это я так нарочно спрашиваю, потому что про сыр мне давно известно. По запаху. Сыр лежит у Тыниса в левом кармане.
- Я брошу палку, а ты должен её принести.

- Это проще простого,- говорю я.- Много сыра взял?
- Жюль, вперёд! - командует Тынис.- Ко мне!
Сбегал, принёс палку. Сел, держу палку в зубах. Не отдаю.
- Жюль, дай палку!
Не отдаю. Жду сыр. Даёт.
- Возьми свою палку,- говорю.- Хочешь, ещё сбегаю? Это для меня не задача. Ты мне сыр - я тебе палку. Побегали так немного. Тынис говорит:
- А теперь задание несложней. Ты берёшь палку и несёшь её Эстер.
- К Эстер не хочу, у неё сыра нет,- говорю.
- Жюль, вперёд! Побежал. Взял палку.

- Жюль, ко мне! - Это голос Эстер.
К Эстер не пошёл, принёс палку Тынису. Сел, жду.
- Жюль, иди к Эстер,- говорит Тынис.
Чего ради Тыниса не сделаешь. Принёс палку Эстер.
- На,- говорю,- Тынис велел передать.
- Молодец,- говорит Эстер,- хорошая собака,- и даёт мне лакомый кусочек.
И когда это Тынис успел ей сыр отдать?!

УРОК ТРЕТИЙ

Сам не знаю, как это у меня так всё получается? Увижу кусочек сыра - любую команду на "отлично" выполняю.
- У тебя, Жюль, способности,- говорит Тынис.
- Ошибаешься,- говорю.- За сыр каждая собака побежит, даже Несен.
А вот без сыра пусть попробуют!
- Жюль, сидеть! - командует Тынис. Сажусь, сижу.
- Жюль, стоять! Стою.
- Жюль, иди к Эстер! Иду. Даже бегу.
- Жюль, неси палку!
Несу.
И всё задаром. Без сыра.
Сам не знаю, как это у меня получается?

АРИФМЕТИКА

- Жюль, голос! - командует Тынис.
- Ры-рав,- говорю я.
- Молодец!
- Это ты уже много раз говорил...
- Жюль,- продолжает Тынис,- сколько будет один прибавить один?
- Это смотря что к чему прибавить,- отвечаю.- Если одну собаку прибавить к другой, ничего не получится... Будет, как было, две собаки. А если к одному кусочку сыра прибавить ещё один кусочек - будет один кусочек, только побольше. Простая арифметика.
- Ну, сосчитал? - спрашивает Тынис.
- Тут и считать нечего,- отвечаю.- Всё и так ясно.
- Объясняю ещё раз,- говорит Тынис.- Вот один кусочек сыра, а вот другой, сколько всего?
- Ры-рав,- рявкнул я.
- Неправильно, Жюль,- говорит Тынис.
- По-твоему,- говорю,- может быть, и два, а по-моему - один...
- Вот тебе другой пример,- говорит Тынис.- Ты один, и Несен одна. А когда вы вместе - сколько вас?
- Ры-рав, ры-рав! - рявкнул я два раза.
- Молодец! - говорит Тынис и даёт один кусочек сыра.
Ну, что я говорил! Сколько ни складывай, а сыра всегда один кусочек.

УКРАЛИ КОТА

Гуляем мы как-то с Тынисом. Я кустики обнюхиваю, Тынис от нечего делать объявления на столбах читает.
- Послушай, Жюль, что здесь написано,- говорит Тыиис.- "Украли чёрного сибирского кота по имени Барсик. Укравшего прошу вернуть за вознаграждение по адресу..." Что будем делать?
- А какое вознаграждение? - спрашиваю.- Не знаешь?
- Что мы знаем о коте? - рассуждает Тынис.- Что он чёрный, что он сибирский - значит, большой... Мало знаем.
Мне все местные кошки известны. Живут они больше по подвалам. По ночам котят выводят на прогулку. А домашние кошки из окон выглядывают, раскормленные и ленивые.
- Скорей всего, этот Барсик сбежал,- говорит Тынис.- Надоело ему сидеть в четырёх стенах. Его надо искать на улице или где-нибудь в парке. Пошли, Жюль!
Пошли. Ходили, ходили, темнеть начало... И вот смотрю, лежит под кустиком меховой воротник чёрного цвета. Подкрался к нему. Лежит, не шевелится. Я тоже залёг. Только вдруг воротник как зашипит, как вздыбится! Больше меня вдвое. Отступать не в моих правилах. Прыгнул вперёд. Воротник шипит, а не убегает.
- Жюль, стоять! - кричит Тынис.- Это Барсик!
- Сам вижу,- говорю.- Будем брать!
- Его голыми руками не возьмёшь,- рассуждает Тынис.- Надо что-то придумать.
- А что придумывать,- говорю, а сам глаз не спускаю с беглеца.- Я его сейчас на дерево загоню, а ты беги за вознаграждением.
И как рявкну на кота! Да так, что он перекувырнулся через себя и понёсся сквозь кусты. Взлетел котище на дерево и засел там, только глазами сверкает.
Мне этого и надо. - Жюль, стереги! Я за хозяйкой пойду,- сказал Тынис и ушёл. Вернулся он скоро, и с ним приковыляла маленькая старушка с верёвкой в руке.
- Ваш? - спрашивает Тынис.
- Мой,- отвечает старушка.- Как есть мой. Спасибо вам. Барсик! Барсик! Спустись, миленький, на землю, пойдём домой.
Смотрю, спустился разбойник и поплёлся за хозяйкой без всякой верёвки.
- Ну, мы своё дело сделали,- сказал мой хозяин.
- Тынис,- говорю,- а про вознаграждение-то мы забыли!

КТО КОГО...

Тынис говорит, что я не умею ходить на поводке. С чего это он взял? По-моему, он сам не умеет... Я просто быстро хожу. Ну и тяну Тыниса, потому что он всё время отстаёт. У него ноги куда длиннее моих, а за мной не поспевает. А так ходить, как Тынис,- много ли успеешь?
Тынис то и дело повторяет:

- Жюль, не тяни! Жюль, не тяни! А я ему:
- Тынис, не отставай!
Так мы гуляем, разговариваем: "Не тяни!" - "Не отставай!", "Не тяни!" - "Не отставай!"
- Жюль, рядом! - командует Тынис.
А как можно идти рядом, если хочется каждый кустик обнюхать!
- Ты отпусти меня,- говорю,- если не поспеваешь. Я сам погуляю. Не отпускает. Боится потеряться...
o Тяну Тыниса за собой - "Не отставай!.." Бедному Тынису бежать приходится.
- Жюль,- говорит запыхавшийся Тынис,- кто кого на поводке ведёт? Я тебя или ты меня?
- А ты как думаешь? - спрашиваю.

@темы: Серия о Голубом терьере, Любимые рассказы

13:53 

Его невозможно не полюбить!

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.


КАК НЕССИ БОРОДЫ ПЕРЕПУТАЛА

Играли мы с Несси во дворе. Двор большой - весь в асфальте. Побегаешь по такой лужайке - сразу когти сточишь.
Надя с Эстер разговоры разговаривают, а мы вытворяем что хотим.
Тем временем во двор "Запорожец" въехал. Вышел из него бородатый водитель и стал в моторе ковыряться. А дверцу открытой оставил.
Смотрела-смотрела Несси и вдруг сорвалась. Подбежала к машине, шасть в неё и уселась на заднем сиденье, как у себя дома.
А бородатый водитель перестал ковыряться, сел за руль и дверцу захлопнул. Мотор завёл. Собирается уезжать.
Я подбежал, залаял, чтобы всем слышно было.
Надя услыхала - прилетела!
- Жюль! Где Несси?
- Там,- говорю.- Там!
А водитель уже разворачиваться стал. Тут Надя увидела Несси в окне, бросилась к машине.
- Стойте! - кричит.- Отдайте мою собаку! Машина остановилась.
- Вам чего? - спрашивает водитель.
- Отдайте сейчас же мою собаку! - говорит Надя.
- Я у вас ничего не брал,- отвечает водитель.
- А кто же у вас сзади сидит? - возмутилась Надя.
- Никто не сидит,- отвечает. Обернулся, увидел Несси: - Да как она сюда попала?
- Это я вас хочу спросить! - рассердилась Надя.
- Вы не подумайте,- раскраснелся бородатый.- Я её не крал...
- А как же она у вас очутилась? - удивляется Надя.
- Правда, не знаю...- говорит водитель и разводит руками. Спросили бы меня. Я-то знаю, я-то видел! Я им хочу объяснить - они гя не слушают. Тут появился Саша.
- Что случилось? Что за шум? - спрашивает.
- Вот,- говорит Надя,- нашу Несси чуть не увезли.
- Честное слово,- говорит бородатый,- я её в глаза не видел!
- Как же так?-удивился Саша и почесал свою бороду.- Вот так !
- Да что там думать,- вмешался я.- Несси сама всё перепутала.
- Я понял, в чём фокус,- перебил меня Саша.- Я понял,- сказал он ёрнул себя за бороду.- И как я сразу не догадался! Эта машина и наша южи, как две капли воды. И цвет одинаковый!
- Да, ты прав,- согласилась Надя.
- Эх ты, неразумная собака,- говорит Саша.- Как же ты чужую пину от нашей отличить не смогла?
- Нет,- говорю,- она не машину, она чужую бороду с хозяйской спутала..
Но меня почему-то никто не слушает.


СОБАКА С КРЫШИ

Робби живёт на самой крыше, в мансарде. Поначалу я этого не знал... вало, прохожу через соседний двор, слышу, кто-то заливается:
- Не подходи! Здесь я живу!
Оглянусь - никого... Выйду на улицу, опять слышу:
- Я тебя вижу! Не подходи! Оглядываюсь - никого...
- Жюль, посмотри,- говорит Тынис и показывает наверх, туда, где кончается.
Поднял голову... Надо же! Высоко-высоко торчит чёрная голова и гавкает т и не боится!
Возвращаюсь с прогулки: Робби, как был, на своём посту, голос подаёт.
"Стану я с тобой разговаривать,- думаю про себя,- вот слезешь с крыши, тогда и поговорим!"
Идём как-то мы с Тынисом через Роббин двор. Смотрю, собака бегает - то крошка терьер, не то пудель-колобок мохнатый катится. Подкатил ко мне
- Ты откуда взялся? - спрашивает, а сам пятится к своему подъезду.
- Я мимо прохожу,- отвечаю.
- А зачем на мою территорию забрался? Неужели другой дороги нет?
- Есть,- говорю,- дорога, далеко обходить.
- Ты что,- говорит,- собачьих законов не знаешь? - А сам пятится и пятится.
Рявкнул я на него, а он в ответ как зарычит, как залает:
- Не подходи! - Поперёк двери встал и стоит заливается. Маленький, а храбрый...
Какая-то женщина выглянула:
- Вы зачем собачку дразните?!
- Мы? Мы и не думаем... Мы только мимо проходим.

ПРЫЖОК БЕЗ ПАРАШЮТА

Не видел бы собственными глазами, ни за что бы не поверил. Эстер может подтвердить, если сомневаетесь.
Всем известно: кошка упадёт с высоты - и ничего, даже не ушибётся... А тут собака...
И прыгнул с крыши не кто-нибудь, а знакомый нам Робби. Нет, конечно, он не хотел прыгать. Какой собаке взбредёт в голову бросаться с пятого этажа? У собак тоже ум есть. И у Робби есть. Ростом-то он малюсенький, а соображает не хуже дога.
А было это так. Робби сидел, как всегда, на своей крыше. На беду, откуда ни возьмись, голубь, прилетел и сел на Роббину территорию. Вот здесь Робби и сплоховал. Голубь ведь не собака, ему бы только посидеть отдохнуть. Не нужна голубю чужая территория. Да и стоит ли за голубями гоняться? Пустое дело, всё равно не поймаешь. Кинулся Робби и - не рассчитал...
Мы с Эстер видели, как он летел: комочек, все четыре лапы в стороны... "Берегись - зашибу-у-у!" И как шлёпнется! И надо же, поднялся и заковылял к своему подъезду. Выбежала хозяйка:
- Робби! Робби! Ты живой?! - схватила его на руки и скорее домой. На следующий день иду через двор и слышу - знакомый голос! Посмотрел наверх - торчит голова... и гавкает!
- Привет, Робби! Спускайся, поговорим!

КАКОГО ЦВЕТА ПЫЛЕСОС?

У меня воображение развито. Это Тынис говорит. А говорит он так, когда я чью-нибудь сумку издалека за собаку принимаю или карапузика - за мячик.
Идём мы как-то с Эстер через город. Смотрю, лежит камень. Камень как камень, Только замечаю у него руки, ноги и голову. А голова похожа на голову Нади, хозяйки Несен. И лежит Надя почему-то посреди площади. Неспроста, думаю... Подкрался, зарычал на всякий случай...
Собрались вокруг люди, смеются.
- Вашей собачке скульптура не понравилась? - спрашивают.
Эстер говорит, что я весь в Тыниса. Такое напридумаю, что другому и в голову не придёт... А сама Эстер так рассказала эту же историю, что даже Тынис не поверил.
Нет, Тынис поверил, но не совсем. Сомневался.
- Гуляем мы с Жюлем по городу,- рассказывает Эстер.- И вдруг Жюль увидел скульптуру... Припал к земле, рычит, ни с места, испугался.
- Не может быть,- говорит Тынис.- Жюль не из робкого десятка.
- Нет, испугался,- настаивает Эстер.- Потому что глыбу из камня за наш пылесос принял, такого же цвета.
По правде говоря, я пылесос не люблю - очень шумит.
- Но Жюль вряд ли разбирается в цвете,- говорит Тынис.
- Собаки прекрасно различают цвета,- возражает Эстер.
- Это надо ещё проверить,- сомневается Тынис и надевает свитер зелёного цвета.
Ура! Зелёный свитер! Это значит, что мы с Тынисом идём на прогулку.


Я УЧУСЬ. УРОК ПЕРВЫЙ


- Жюль, ко мне!
- К тебе - пожалуйста. Что ты мне дашь? Сажусь. Смотрю на Тыниса. -Даёт кусочек сыра. Слышу голос Эстер:
- Жюль, ко мне!

Смотрю - бежать далеко, но там тоже чего-нибудь дадут. Бегу.
- Молодец, Жюль,- говорит Эстер и даёт кусочек сыра, только маленький.
Ну, думаю, в другой раз за такую порцию не побегу. Слышу голос Тыниса:
- Жюль, ко мне!
К Тынису, пожалуй, сбегаю, он добрый. Прибегаю к Тынису. Сажусь, смотрю. Даёт совсем маленький кусочек. Ну, думаю, сговорились или сыра жалко.
Только слышу, Эстер кричит:
- Жюль, ко мне!
Думаю, надо проверить - может, и не жалко. Прибежал, сел и смотрю на Эстер. Она совсем ничего не даёт.
- А сыр? - говорю. Молчит, только гладит. Что это за учёба без сыра?!
- Жюль, ко мне! - Снова Тынис зовёт.
Сбегаю, может быть, у Тыниса что-нибудь осталось? Прибежал. Сел. Смотрю на Тыниса.
- Молодец, Жюль, ты очень хорошая собака.
- А где сыр? - спрашиваю.
- Жюль, ко мне! - зовёт Эстер. Сижу, не двигаюсь.
- Жюль, иди к Эстер,- говорит Тынис. Сижу.
- На сегодня хватит,- говорит Тынис.- Да и сыр кончился. Так бы сразу и сказали!

@темы: Любимые рассказы, Серия о Голубом терьере

19:05 

В прожолжении старой темы: Рассказы голубого терьера.

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.



ПОДРУЖКА НЕССИ

Меня ещё на свете не было, а остроносая Нёсси уже пятнадцать дней бегала по весенней земле. Топала вовсю своими коротенькими лапками...
Несен - карликовый пудель, только женского рода. Я её зиаю всю свою жизнь, она нисколечко не меняется. Всё такая же замухрышка, но вёрткая - настоящий вьюн! А как бегает! Стелется по земле, уши пропеллером... Когда Несен бежит, она похожа на зайца, только чёрного.
Носимся мы с ней по парку, прыгаем через кусты, через скамейки, кувыркаемся - в общем, играем... Извозимся в грязи по уши, а хозяева наши ничего - довольны... Хозяева Несен даже.говорят: благодаря Жюлю у них собака спортивного сложения.
Несен - моя лучшая подружка. Очень она мне нравится.
МОРОЖЕНОЕ
Очень трудно ходить рядом с Тынисом без поводка, на доверии. Так и подмывает улизнуть в сторону. То длинноухий пудель пройдёт мимо, то пекинес раскосый, то мальчонка на тоненьких ножках, то сладкий фантик валяется... Уйма приманок, и одно самое большое желание - как для детей мороженое - это побегать на свободе.
От мороженого, впрочем, я бы тоже не отказался. Знаю только, как оно пахнет - по палочкам... Но попробовать не довелось. А вот Несен довелось. Кашляла потом, простудилась вся... Неделю из дома не выглядывала.
Ходил к Несен в гости. Лежит, глаза - грустные черничины.
- Что,- спрашиваю,- болеешь? Она только мигает и скулит.
- Ничего,- говорю,- поправишься... Молоко горячее пьёшь?

- Не люблю! - вдруг прохрюкала Несен.
- Надо,- говорю.
- Постараюсь...
- Постарайся, а то мне в парке гонять некого.


БЛИЗНЕЦЫ МАЛЛЕ И МИЛЬВИ

Пришёл я однажды на песочную горку. Ребятня кувыркается на ней. Шум стоит. Это по мне.
Погнался я за одной девчуркой, вдруг смотрю - их две! Обе в сапожках и жёлтых курточках. Было две рукавички, а теперь четыре... "Что с моими глазами? - думаю.- Не может быть! Ничего не понимаю. Обе девочки светленькие, в одинаковых шапочках, совсем одинаковые... Никогда не видел такого".
- Жюль, познакомься,- говорит Эстер.- Эти девочки - близнецы. Их зовут Малле и Мйльви.
- Очень приятно,- говорю. Подошёл к одной, подал лапу:
- Здравствуй!
Подошёл к другой, подал лапу:
- Здравствуй!
- Они так похожи,- говорит Эстер,- что даже родная мама иногда их путает.
- Ну я-то не спутаю,- сказал я.
- Жюль,- кричит одна девочка,- где Малле? Ищи! Бросаюсь к Малле.
- Нет, Жюль! Это не Малле, это Мильви...
- Зачем,- говорю,- обманываешь? Если ты Малле - так и скажи!
Порхают на горке две желтые бабочки. Весело гоняться за ними! И мне всё равно, как кого зовут.

ТОЛСТЫЙ МАКС

Макс появился неожиданно, из-за кустов. Я в это время "задавал зайца" Несен - гонялся за ней сломя голову. И вдруг на дороге светло-коричневый спаниель. Круглый, будто пролез в бочку, а голова и ноги наружу.
- Ну-ка, Макс, побегай с ребятами! - сказал его хозяин, тоже круглый, только как яблоко.
- Куда ему бегать! - усомнился я.- Ему легче катиться...
- Он у меня в пионерлагере был,- говорит хозяин.
- Неужели в лагере так кормят? - спрашиваю.
- Он у нас на кухне жил,- поясняет хозяин.- Ты погоняй его, Жюль, может, он похудеет, а?
Я - пожалуйста. Подошёл к "бочонку" и спрашиваю:
- Сколько тебе лет, ушастый?
- Мне?
- Тебе.
- Мне только месяцев...
- Ну?! А я думал - ты уже старый.
- Нет ещё...
- А ты что - там, на кухне, в какао валялся? - спрашиваю.
- Почему?
- У тебя цвет такой.
- Нет, я его пил. Может быть, поэтому.
- Он не в какао валялся... Он валялся, как сыр в масле,- сказала тощая Несен и облизнулась.
- Давай "гонять зайца",- сказал я и показал на Несен.
- Я не смогу,- сказал Макс.
- Откуда ты знаешь? А ну, вставай, не то укушу за ухо! Поднялся Макс-ленивец и потащился за Несен. Пробежал три с половиной шага и остановился.
- Я ведь говорил - не могу.



- А через не могу - можешь?
- А как это?
- А ты не знаешь? Повалил я его на спину.
- Защищайся,- говорю.
Вскочил Макс и наутёк! Только с боку на бок переваливается, как корабль во время качки.
Так толстый Макс попал в нашу компанию.

ВЫДУМЩИК ТЫНИС

- Ну что,- спрашивает Тынис,- намотался?
Мы с Эстер только что вернулись с прогулки. Я сижу в коридоре и жду, когда кто-нибудь за мои лапы примется. На улице слякоть - не то дождь, не то снег с неба падает. Лапы мокрые, хоть выжимай.
- Он,- говорит Эстер (это она про меня говорит),- за спаниелем Максом гонялся. Бедный пёсик чуть живой домой поплёлся... А нашу собаку позови - снова пойдёт.
- Я готов,- говорю,- мне что... Пошёл и лёг у двери.
- Ты хвастун,- смеётся Эстер.- Сам уже сидеть не можешь, падаешь...
- Ну что, намотался? - опять спрашивает Тынис и чешет меня за ухом.
Этого слова я не понял. "Наматывать" - знаю. Это когда бабушка шерсть на клубок наматывает... А куда я должен наматываться?
- Я никуда не намотался,- говорю,- вот он я! Лежу, глаза закрыл... Люблю, когда за ухом чешут.

@темы: Серия о Голубом терьере

20:23 

Рассказы голубого терьера.

Проще найти ошибку, чем истину (с)
Боже, как я когда-то в детстве учитывался этим и не мог остановиться. Носил книгу повсюду.
Из воспоминаний: я рано научился читать, и очень любил книги. Не помню, какое было по счету день рождение - но все взрослые дарили деньги с заявлением: "Купишь потом что хочется".( А деньги конечно изымали у меня мелкого потом, а-ля одежду тебе купим. В итоге и купюры я держал в руках недолго). А дед как сейчас помню, подарил книжку. Я был так счастлив, что бегал с ней по всей квартире, обнимая как игрушку. Этот случай мне дед и сейчас вспоминает.


Так вот, об дорогой сердцу книжке. Буду выставлять по небольшой главе здесь. Я и сам буду перечитывать и вспоминать, и вам советую. Кому интересно, конечно.

Алексей Ольгин "Здравствуй, я тебя знаю" (рассказы голубого терьера)
Москва изд. "Детская литерата", 1992 год.




МОЯ БИОГРАФИЯ

Как сейчас, слышу голос маленькой девочки:
- Мама! Опять этот, с подпалинами, вылезает! Нельзя! Нельзя!
"С подпалинами" - это про меня. Таким я родился: грудь и лапы почти белые, чуть рыжеватые. Мои пять братьев, чёрные, как лисья нора, возились в углу, где дремала похожая на гору наша мать Алиса. А я...
- Как тебе не стыдно заглядывать в чужую тарелку?! - Опять тот же голос.
"Почему же чужая? - думаю я про себя.- Кошка ведь хозяйская, своя?"
Хуже нет, когда ты чем-то отличаешься от своих братьев - все шишки на тебя.
А потом я остался один. Всех братьев разобрали разные люди. Только меня никто не брал. Вообще-то мне и здесь было неплохо, и молока у Алисы - хоть отбавляй!
Я жил и радовался и думал, что так будет всегда.
Но вот однажды появились двое. Они так развеселились, взглянув на меня, будто никогда не видали собак. Я нарочно ложился на спину, показывал лапы - не помогло.
Моих новых хозяев звали Тынис и Эстер. Мы долго ехали поездом. Я не спал и думал, увижу ли когда-нибудь Алису и моих лопоухих братьев...
Если вы встретите кого-нибудь из них, напишите, пожалуйста: город Таллинн, до востребования, Жюлю.

В НАШЕМ ДОМЕ
В нашем доме шумно и весело. Тынис всё время стучит на машинке, а когда он устаёт, Эстер стучит по клавишам - не соскучишься!
Так мы и живём. Тынис пишет книги, Эстер учит музыке девочек и мальчиков, а я... Тынис считает, что обо мне говорить ещё рано, надо чуть-чуть подрасти. У меня всё впереди.
В нашей семье друг без друга - никуда. А если я и остаюсь дома один, то недолго,- мало ли куда Тынису надо. Но, уходя, он всегда скажет:
- Я сейчас, Жюль, вернусь, только в магазин сбегаю.
- В магазин - это хорошо, иди,- говорю.- Про меня не забудь, купи чего-нибудь вкусненького...
Тынис без Эстер не садится обедать, и я один есть не стану, не хочется. Так у нас заведено. Вместе как-то веселей и вкусней даже. Или, может, привычка?
Привычка - великое дело! Как говорил мой знакомый французский бульдожка, привычка - это вторая натура. И ни за что по утрам не ел творог. А я его порцию уплетал за милую душу.
Раньше я ел много, а теперь обедаю всего два раза в день. Утром и вечером или вечером и утром - как получится.
Что ещё рассказать о себе? Люблю я поспать, а хозяин мой полуночник, как говорится - "сова". Не спит допоздна. Сидит или лежит, шелестит бумагой - то читает, то пишет.
Когда живёшь среди людей, волей-неволей подчиняешься их обычаям... Он не спит, и я не сплю. А уйти в другую комнату не могу - не выношу одиночества.

ЧТОБЫ НИКОМУ ОБИДНО НЕ БЫЛО
Лежу сразу в двух комнатах. Лежу посередине. На пороге. Одна половина здесь - другая там. Головой к Эстер, хвостом к Тынису, чтобы никому обидно не было.
Вдруг звонок. Бегу к двери.
- Жюль,- говорит Эстер.- К нам гости... Нина Ивановна! Вошла старушка.
Заглянул за дверь,- может быть, кто-то там на лестнице задержался?.. Нет никого... Только одна старушка, пальто снимает, Тынису подаёт.
- А где же гости?! - спрашиваю.
- Жюль, познакомься... Это Нина Ивановна.
- Здравствуй, Жюль,- говорит старушка.- Очень приятно познакомиться.
- Мне тоже приятно,- говорю.- Только непонятно: Нина есть, а Ивановну не вижу.

ЭСТЕР И МУЗЫКА
Люблю, когда Эстер играет что-нибудь тихое. Лежишь, дремлешь, закрыв глаза, и мечтаешь о чём-нибудь приятном. Хорошо!
А если Эстер играет слишком громкое - мне не нравится. Я подхожу тогда к ней и говорю:
- Бух-бух...
- Ты чего бухаешь? - спрашивает Эстер.- Не понимаю.
- Бух-бух...- говорю.
- Не понимаю...
- Чего тут понимать? Сыграй,- говорю,- что-нибудь другое, чтобы не так громко.
А Эстер опять за своё. Руки бегают то по белым, то по чёрным косточкам, туда-сюда, туда-сюда...
- Бух-бух,- говорю и кладу лапу на белые косточки.
- Жюль,- спрашивает непонятливая Эстер,- может быть, ты хочешь заняться музыкой?
- Нет,- говорю,- сыграй другое.
- Ну-ка, Жюль, давай проверим твой слух.
- При чём тут мой слух? - говорю.- Я и без того хорошо тебя слышу, в какой бы угол ни спрятался!
- Давай, Жюль, я тебе сыграю, а ты спой. Я молчу. Пусть себе играет.
- Ну что же ты, Жюль? Я тебе играю, а ты... Я молчу.
- Жюль, ещё раз,- не унимается Эстер.- Слушай внимательно! Она играет. Я молчу.
- Нет,- говорит Эстер,- музыкант из тебя не получится.
- Не получится,- говорю.- Давай лучше поиграем. И несу Эстер свою любимую игрушку.
- Жюль, ты мешаешь мне заниматься.

- Занимайся,- говорю,- занимайся, только не так громко.


@темы: Любимые рассказы, Любимые вырезки, Книги, изменившие жизнь, Серия о Голубом терьере, я

На крыльях у бабочки

главная